ТА по РИ, куда пойдем ?

Всем привет, сегодня решил написать топик по ТА, так мне очень нравяться треугольники на графиках цены.

На данном рисунке отображен график 60 минут RIM4, так же проведен нисходящий канал более старшего временного интервала, дни.



























Более подробнее....

Читать дальше →

Дебилы или предатели?

Причины спада — внутренние 1307
Значительное переукрепление реального курса рубля, ужесточение кредитно-денежной политики, отток капитала и снижение импортных пошлин при вступлении в ВТО — вот настоящие причины замедления российской экономики. Глобальный экономический кризис здесь совершенно ни при чем
Причины спада — внутренние Фондовый рынок,Финансовые инструменты,Финансовая система России,Россия
Рисунок: Игорь Шапошников

В первом и втором кварталах 2013 года Росстат зафиксировал сокращение ВВП относительно предыдущих кварталов — на 0,24 и 0,26% соответственно. В промышленности спад был зафиксирован в четвертом квартале 2012 года (на 0,3%) и в трех месяцах из шести первого полугодия 2013 года. В целом по итогам первого полугодия 2013 года Росстат констатирует нулевые темпы роста в промышленности. В сельском хозяйстве, по итогам 2012 года, спад составил 4,7%, в первом полугодии 2013 года отмечен рост 2% (в годовом выражении), который не компенсирует потерь прошлого года.





Замедление роста


Читать дальше →

Говрынок

Чем полезен миноритарий 736
Пренебрежение правами мелких акционеров серьезно давит на российский фондовый рынок. И, что еще хуже, тормозит приток частных инвестиций в капитал российских компаний
По большому счету каждый десятый житель страны — миноритарий
По большому счету каждый десятый житель страны — миноритарий
Фото: Олег Сердечников

Противостояние мелких акционеров и держателей контрольных пакетов в российских компаниях в последние месяцы вышло на новый уровень. Если до сих пор права миноритариев нередко нарушались в основном эмитентами второго эшелона, то теперь пренебрегать своими обязательствами стали даже компании с госучастием — «голубые фишки». Так, потребовалось вмешательство первых лиц, чтобы «Роснефть» выставила оферту миноритариям поглощенной ею ТНК-ВР (напомним, оферта — это предложение о выкупе бумаг, которое должны выставлять акционеры, преодолевшие порог в 30, 50 и 75% уставного капитала). Теперь же внимание приковано к«Газпрому», который отказывается выкупать бумаги газораспределительных организаций (ГРО, на языке трейдеров — облгазов), своих непосредственных «дочек». ГРО владеют местными распределительными газопроводами. Полгода назад «Газпром» приобрел у «Роснефтегаза» пакеты в 72 ГРО за 26 млрд рублей — и в результате преодолел порог в 50 и 75% в их капитале. Однако оферты от газовой монополии до сих пор не последовало: юристы «Газпрома» структурировали сделку так, чтобы обойти норму о выставлении обязательного предложения. Монополия хочет сэкономить 8 млрд рублей — именно столько она должна была потратить на выкуп акций облгазов у мелких акционеров.





В таких ситуациях миноритарии все чаще объединяются в пулы и отстаивают свои права сообща. Так действовали акционеры «Силовых машин» — и в конце концов вынудили Алексея Мордашовавыполнить требования закона «Об акционерных обществах» и выставить оферту. Этой же стратегии сегодня придерживаются акционеры облгазов.


Война между миноритариями и мажоритариями была неизбежна. Начать надо с того, что нынешние публичные компании обзавелись мелкими акционерами еще во времена ваучерной приватизации — тогда многие предприятия меняли организационную форму на акционерное общество и близко не представляя себе, какой уровень открытости, публичности и ответственности это подразумевает. В итоге сейчас в стране тысячи мелких ОАО, которые не хотят, а то и не могут соблюдать даже элементарные стандарты раскрытия информации, но у них несколько сотен или десятков мелких акционеров-физлиц. С другой стороны, российский фондовый рынок за 20 лет так и не стал удобным и эффективным местом привлечения капитала. Быть публичной компанией невыгодно, а тут еще мелкие акционеры болтаются под ногами и требуют отчета по крупным сделкам или кредитам. Добавим к этому инвестиционные фонды, которые специализируются на гринмейле, безынициативность Службы Банка России по финансовым рынкам (бывшей Федеральной службы по финансовым рынкам), которая просто в силу численности сотрудников не в состоянии уследить за всеми акционерными обществами, и получим поле, абсолютно дикое в отношении прав акционеров. Чего уж говорить, если проректор РЭА им. Плеханова, одного из ведущих экономических вузов, публично говорит, что миноритарный акционер — «это такая подлая и вороватая профессия».


Беда в том, что подобное отношение к миноритариям — а по сути, к мелким розничным инвесторам — делает невозможным приток частных сбережений в капитал российских компаний.


О том, кто такие миноритарии на самом деле, чего они хотят и почему имеют право на существование, на круглом столе в редакции журнала «Эксперт» рассказали частные инвесторы Денис Панасюк (участвовал в нескольких пулах акционеров энергосбытовых компаний, подавал иски к РБК как держатель его облигаций),Александр Глебов (участник пула акционеров облгазов) и руководитель департамента торговых операций ИК «РИК-финанс» Иван Воробьев (управляет портфелями акций второго эшелона).


 


Частный инвестор Денис Панасюк 048_expert_46_1.jpg Фото: Олег Сердечников
Частный инвестор Денис Панасюк
Фото: Олег Сердечников


 


— Сколько в России вообще мелких акционеров,которые сознательно приобрели акции?


Иван Воробьев: Это, конечно, очень маленькая когорта по сравнению с основным населением — пару процентов максимум. А в США десятки процентов людей владеют акциями. Хотя в России есть компании, где много миноритариев еще со времен приватизации, — это их работники. Например, те же региональные облгазы имеют по 300–500 миноритариев — работников газовой промышленности. Много частных инвесторов появилось после приватизации в нефтегазовых госкомпаниях.


Денис Панасюк: Проблема как раз в том, что все властные органы миноритариев рассматривают узко — только как тех, кто торгует на фондовом рынке. Но, например, только в ФСК ЕЭС 500 тысяч акционеров, по большому счету каждый десятый житель страны — миноритарий. Просто их не видно. Если миноритарии станут политическим образованием, появится, например, партия акционеров, к этой теме будут подходить по-другому.


— Денис, ты как миноритарий чувствуешь себя защищенно?


Д. П.: В теории — да, очень. Есть законы, постановления, которые всячески защищают миноритария. Но вот на практике оказывается, что этой защиты часто нет. Возможно, не хватает воли промежуточного звена.


— То есть кого?


Д. П.: Службы по финансовым рынкам. Грубо говоря, не может же Владимир Путин помочь каждому миноритарию, зачем Путину знать, как работает фондовый рынок. А то звено, которое должно это знать и следить, не перешел ли кто границу в 30 процентов, выставлена ли оферта, соблюдены ли все процедуры, оно то ли некомпетентно, то ли ему это просто неинтересно.


— Одно время российский рынок считался достаточно прогрессивным,сюда приходили многие западные фонды...


И. В.: Первоначально закон «Об акционерных обществах» действительно был призван защитить миноритарных инвесторов. Водоразделом, после которого все намерения о защите миноритариев превратились в ничто, стал ноябрь 2010 года, когда были приняты поправки в этот закон. Тогда было решено, что государство, увеличив свою долю в компании до 30, 50 или 75 процентов, может не направлять обязательную оферту миноритариям. Такое же право стало действовать для компаний, включенных в список стратегических предприятий. Стало понятно, что теперь можно покупать акции только в тех структурах, где нет госучастия, — и за три года все эти акции на рынке были раскуплены. А западные инвесторы вовсе потеряли интерес ко второму и третьему эшелонам.


— В чем вообще суть института обязательной оферты, почему законобязывает крупных акционеров ее выставлять?


И. В.: Суть в создании системы сдержек и противовесов. Ведь мажоритарий всегда тебя может вытеснить. Но если мажоритарий стал плохим или его видение того, как компания будет развиваться, тебе не нравится, ты должен иметь возможность продать акцию по разумной цене. Обязательная оферта должна обезопасить мелкого акционера от негативных изменений. Именно в этом логика порогов в 30, 50 и 75% уставного капитала для обязательных оферт — чтобы миноритарный акционер имел возможность выйти из капитала цивилизованно.


Зачем простому человеку поглощения

— Зачем частному инвестору входить в капитал компаний надолго, разпотом из этого капитала трудно выйти? Почему бы просто не торговатьСбербанком, вверх-вниз, вверх-вниз?


Александр Глебов: Как показывает мой опыт, частному инвестору выгоднее всего покупать акции в небольших компаниях, часто высокодоходных, которые могут попасть под слияние или поглощение. Но, как оказалось, видение мажоритарных акционеров отличается от видения миноритариев. В России сложилась традиция «50 процентов плюс одна акция равно 100 процентов; 50 процентов минус одна акция равно 0 процентов», которая подразумевает, что компания — это один крупный акционер. У управляющих акционеров нет понимания, что это совместный бизнес и все акционеры имеют одинаковые права.


 


Руководитель департамента торговых операций ИК «РИК-финанс» Иван Воробьев 048_expert_46_2.jpg Фото: Олег Сердечников
Руководитель департамента торговых операций ИК «РИК-финанс» Иван Воробьев
Фото: Олег Сердечников


 


— Почему именно в последнее времяинвесторы-физики объединяются в пулы?


Д. П.: Строго говоря, пулы миноритариев в России появились в 2008 году, тогда прошли аукционы по сбытовым компаниям и новые акционеры должны были выставлять оферты, но этого не было сделано. Тогда мы первый раз объединились вокруг Ивановского сбыта. Собрались 15 человек и попытались выдвинуть своего представителя в совет директоров, но в последний момент акционер, у которого был один процент, вышел из пула, и мы в СД не попали. Зато появилось понимание, что миноритарии могут что-то делать, что у них есть не только права, но и возможности, объединившись, эти права отстоять.


Потом ущемлять права миноритариев стали госкомпании — «Газпром», ОАК, «Вертолеты России», «Роснефть». Стало понятно, что инвестиции — это «русская рулетка». Соответственно и пулов стало больше.


Как сделать пул

— Александр, вы участвовали в пуле миноритарных акционеров сбытовых компаний, входящих в «Энергострим», а сейчас занимаетесь пулом миноритариев облгазов. Что нужно, чтобы сколотить такой пул, как происходит объединение?


А. Г.: Все начинается с того, что у наиболее активных акционеров рождается некая идея действий в защиту своих прав. Через форумы или знакомства находятся акционеры, готовые обсудить предложенную программу действий, и программа обсуждается. При этом могут произойти как консолидация пула, так и его разбивка. Далее определяется, требуется ли юридическая поддержка и как распределяются обязанности внутри пула, кто что может делать физически или юридически. При необходимости нанимаются юристы. Обычно это длинная история, хотя все зависит от плана действий. В какой-то момент пул может распасться, потому что дошли до некоего предела и непонятно, что делать дальше. Или большинство не готово пойти на расходы на юридическую поддержу, потому что они слишком высоки по сравнению с отдачей, которая может быть получена от этих действий.


— Чего сейчас хочет пул облгазов?


Д. П.: Он хочет добиться исполнения закона «Об акционерных обществах», а конкретно — статьи 84.2, которая говорит о том, что, если лицо превысило пороговое значение доли в уставном капитале, оно обязано выставить предложение о выкупе акций. СФР считает, что «Газпром» этого делать не обязан, так как год назад он с «Роснефтегазом» оказался аффилированным. Однако, по нашим данным, аффилированными они стали задним числом.


А. Г.: Дело в том, что до сделок по продаже облгазов из официальных документов «Газпрома» и «Роснефтегаза» никак не следовало, что они являются аффилированными лицами. Аффилированность была лишь у их дочерних организаций — «Газпромраспределение» было аффилировано с «Роснефтегазом».


Д. П.: Норма закона говорит о том, что оферта должна быть. Инвесторы покупали эти акции пять—семь лет назад. Покупали много, по 0,5 процента от уставного капитала. Но даже такой пакет сам по себе теперь ничего не значит. Обход закона «Газпромом» объединил людей. Собравшись в пул, они стали собирать по несколько процентов капитала в каждой из ГРО.


 


Частный инвестор Александр Глебов 049_expert_46.jpg Фото: Олег Сердечников
Частный инвестор Александр Глебов
Фото: Олег Сердечников


 


— Зачем?


Д. П.: Согласно российскому законодательству, если акционер владеет одним процентом акций, то он может запросить данные реестра акционеров, двумя процентами — выдвинуть кандидата в совет директоров, 10–11 процентами — пройти в совет директоров. Объединившись, вы получаете шанс отстоять свои интересы.


— Кто вообще такие миноритарии облгазов,которые остались без оферты, что это за люди?


И. В.: У всех у них разные цели. Понятно, многие хотели заработать на оферте. Но не все. Например, есть другие инвесторы, ожидающие уже много лет переход сектора на RAB-регулирование. Есть масса работников облгазов. Неважно, кто акционеры, нужно относиться ко всем инвесторам, ко всем миноритариям одинаково хорошо, так как они собственники части компании. Поэтому наше государство, вместо того чтобы вводить поправки, ограничивающие миноритариев, наоборот, должно расширять их права. Тогда бы у нас фондовый рынок не котировался в два-три раза дешевле тех же самых стран БРИК. А ведь если бы тот же «Газпром» исполнял российский закон как подобает, то и его капитализация была бы на другом уровне. Инвесторы, и внешние и внутренние, по таким частностям оценивают в целом руководство холдинга.


— А теперь смотрите, как видят эту ситуацию чиновники и крупныеакционеры: у них свои дела, а тут зашли какие-то мелкие инвесторы врасчете на то, что им будут что-то должны, разве это справедливо? Ктоони такие, они даже не старые сотрудники завода, почему мы должнысоблюдать их права? И бывший глава ФСФР Дмитрий Панкин в спорахмежду миноритариями и эмитентами не был уверен, что миноритариизаслуживают защиты — вдруг они гринмейлеры.


И. В.: На самом деле все чиновники и руководители крупных компаний прекрасно понимают, зачем нужны миноритарии, — просто вспоминают об этом только в нужный момент. Про частных инвесторов вспоминают, когда нужно на бирже разместить пакет акций. Вспомните ВТБ, посмотрите на «Алросу». Или другой пример: Игорь Сечин, как только капитализация «Роснефти» начала падать, пообещал нарастить дивиденды.


Да, сегодня компаниям особо не нужно привлекать деньги, выпуская акции, — и отношение к миноритариям соответствующее. Но был и 1998 год, когда «Сургутнефтегаз» зарплату платил акциями. Тогда все только и мечтали разместить акции, чтобы получить деньги на развитие.


А. Г.: Сейчас же ситуация такая: крупные инвесторы — финансовые компании — самостоятельно закрывают свои вопросы с теми же офертами и выкупом акций, не входя в конфликт с «голубыми фишками», потому что у них могут быть другие параллельные интересы. А об остальных миноритариев можно вытирать ноги.


Д. П.: Рейдер хочет отнять бизнес, а миноритарий ничего отнимать не собирается. Ему нужно, чтобы контролирующий акционер не воровал и соблюдал закон, ну и, в идеале, платил нормальные дивиденды. При этом миноритарий — лучший аудитор, так как чаще всего он первым реагирует на нарушения закона.


Для тех, кому сложно проникнуться логикой миноритариев: представьте, что вы владелец 1/10 доли в квартире. Есть еще три таких владельца. А есть основной владелец — у него 6/10. Квартира сдается внаем за 40 тысяч рублей в месяц. И все эти деньги владелец 6/10 доли забирает себе, а на вас плюет.


Понятно, что «Газпрому» жалко нескольких миллиардов рублей на исполнение Закона об акционерных обществах, ведь на эти деньги можно купить в «Зенит» еще двух новых Халков или половину Лионеля Месси. Но давайте подумаем о социальной справедливости и росте ВВП. В рамках оферты цена одной акции «Белгородоблгаза» — 78 тысяч рублей, «Ростовоблгаза» — 30 тысяч, «Тулаоблгаза» — 27 тысяч, «Волгоградоблгаза» — 42 тысячи, «Брянскоблгаза» — 32 тысячи рублей. Это больше среднемесячной зарплаты по данным областям. Причем деньги, заплаченные «Газпромом» за акции, впоследствии уйдут в нашу экономику, а не в офшоры. Кстати, миноритариями являются не только бывшие работники облгазов, но и областные и муниципальные бюджеты: Ивановская область, например, владеет акциями «Ивановооблгаза» на 130 млн рублей по цене оферты, Курская область — на 80 млн рублей акциями «Курскгаза». Для региональных бюджетов это немаленькие деньги.


Кому не повезет

— Можно ли выделить группы компаний, нарушающих праваминоритариев, как-то классифицировать нарушения?


И. В.: В России есть три вида эмитентов со сложным отношением к своим мелким акционерам. Первый — это госкомпании. Руководителей таких структур назначает правительство или президент, от миноритарных акционеров здесь мало что зависит. Главы госкомпаний понимают, что они люди временные, и мотивация у них зачастую как у временщиков.


А. Г.: Действия госкомпаний в отношении миноритариев можно легко объяснить с точки зрения человеческой психологии: человек готов переступить некую моральную грань, если видит, что около него точно так же поступают. Это классика. И теперь мы наблюдаем, что на рынке даже крупные игроки, которые относятся к так называемому народному достоянию, пренебрегают миноритариями. Если одни видят, как другим это сходит с рук, то в конце концов все начинают считать такое отношение нормой.


И. В.: Вторая группа проблемных компаний — те, где руководство до сих пор не вышло из 1990-х годов. Сами руководители живут за рубежом, имущество компании в офшорах. Они не пытаются выстроить холдинг из своих активов, а через «серые» схемы выводят все прибыли. Компании не развиваются, в них не инвестируют, их владельцы даже не знают, что акции — на самом деле инструмент привлечения денег на рынке.


Третья группа — компании, у которых возникают проблемы из-за товарных циклов. Например, когда у металлургов были деньги, они выполняли все взятые на себя обязательства. Когда кризис и денег нет, они, может, и хотели бы обязательства выполнить, но им не до этого.


— Вторая группа, пожалуй, самая драматичная. Публичные компании, изкоторых высасывают прибыль, рано или поздно прекратят существовать внынешнем виде, активы перейдут к новым собственникам, и понятно, чтоминоритарии в 90 процентах случаев пострадают.


И. В.: Да, это большая проблема. Мажоритарии таких эмитентов просто выкачивают из них деньги. Когда все деньги выведены, миноритариям уже ничего не светит — в лучшем случае их доля разводняется через допэмиссию акций, в худшем — предприятие просто банкротится.


— Что должно случиться, чтобы фондовый рынок превратился изисточника проблем в место распределения капитала?


А. Г.: Закон об акционерных обществах в части оферт был ужесточен с подачи крупных компаний. У миноритариев гораздо меньше ресурсов и, главное, нет механизма воздействия на законодательную базу: даже если они хотят внести какие-то поправки в закон, у них просто нет возможности это сделать. Поэтому у кого-то из высшего руководства страны должен быть интерес защищать миноритариев. Если мы хотим, чтобы был финансовый центр, у него должны быть пользователи, а это не только институциональные крупные игроки, владеющие большими пакетами акций. Должна быть масса миноритариев, которые владеют пакетами от 24 процентов и ниже.


Если мы хотим делать IPO в нашей стране, если мы хотим этот механизм инвестиций — акции — предложить людям, чтобы они могли заработать на пенсию не только на депозите и непонятной пенсионной системе, но и на рынках, необходимо, чтобы государство проявляло к этому интерес. Необходимы план мероприятий, ответственные лица, которым бы вменялось в обязанность проводить это развитие. Тогда бы появились окна сбора замечаний к текущим законам, сбора предложений, сбора статистики, учет прецедентов, разбор этих прецедентов в судах, реализация и изменение законов на основании этого.


— Представим, вот обратил президент внимание на проблемы. Написаликачественные законы. Суды их исполняют. Когда мы поймем, что у наспоявился качественный фондовый рынок?


И. В.: Пример простой. Когда у нас будет хорошее законодательство, тогда Норвежский пенсионный фонд придет на российский рынок и купит акции того же «Газпрома» или Сбербанка. Он покупает акции во многих странах. Но у фонда жесткое правило — он может входить только туда, где понятное законодательство о рынке ценных бумаг. Россию он пока даже не рассматривает.


— Пока и наши пенсионные фонды не спешат покупать российские акции.


А. Г.: Тут возникает замкнутый круг: негосударственные пенсионные фонды не вкладываются в акции, потому что они рискованные. Если фонды активно в бумаги не вкладываются, у них небольшие позиции. Если у них небольшие позиции — значит нет особого интереса отстаивать свои права. Это в свою очередь увеличивает риски, потому что эти права никто не отстаивает. В итоге в основном пенсионные фонды владеют облигациями, потому что это менее рискованно.


— Сейчас к чему идет наш рынок?


А. Г.: По одному из законов Мерфи, прежде чем улучшиться, ситуация ухудшается. Недовольство розничных инвесторов понемногу будет нарастать и выражаться в сборе пулов физических и юридических лиц, в количестве подаваемых протестов и жалоб. Начнет нарабатываться практика отстаивания своих законных интересов. Все больше миноритарных акционеров будут видеть, что можно отстоять свои права. И если это явление примет массовый характер, у нас появится шанс переломить ситуацию.


Д. П.: Пулы объединяют энергию пассионариев, которым небезразлично, что происходит, эти люди не хотят уезжать в Америку или Англию — они хотят, чтобы в России все было нормально. И когда суды будут завалены не только делами о разводах, а каждое третье дело в России будет по миноритарным акционерам, вот тогда, да, начнется выстраивание адекватных отношений миноритарий—мажоритарий. Пока еще есть надежда, что новый глава СФР будет более активен в отношении защиты прав акционеров. Но даже сейчас необходимо пользоваться каждым шансом: увидел нарушение — написал в Службу Банка России по финансовым рынкам, нет ответа — написал еще раз, ответ не устроил — пошел в суд.


А параллельно контролирующим органам неплохо было бы внести в Госдуму законопроект, который бы запретил голосование всеми акциями, принадлежащими компании, не направившей оферту в установленный законом срок; обязал компании платить дивиденды как минимум по уставу, а не исходя из принципа «хочу — плачу, не хочу — не плачу»; радикально повысил наказание для компаний с госучастием за невыставление обязательного предложения со смешных 500 тысяч до десятков миллионов рублей; ввел штрафы и дисквалификацию для их руководства. Без такого ужесточения закона наплевательское отношение к миноритариям не искоренить.   


 
 

Изменения на бирже, я думаю это просто супер изменения!

12.11.2013 13:55
Московская Биржа расширяет функционал платформы Срочного рынка

Изменения и новые сервисы позволят участникам более эффективно использовать возможности биржевых производных финансовых инструментов.


Прежде всего, предусмотрена возможность приема 100% обеспечения в валюте (доллар США). В настоящий момент 50% гарантийного обеспечения можно вносить в валюте, и 50% в виде рублевых средств. Прием 100% обеспечения в валюте позволит упростить работу на рынке иностранным участникам, а российским клиентам удешевить фондирование операций.


Профессиональным участникам рынка станет доступна услуга переноса позиций, с помощью которой в случае неисполнения обязательств (дефолта) отдельной расчетной фирмы позиции ее добросовестных клиентов могут быть переведены к другому участнику клиринга, что позволит защитить их от рисков расчетной фирмы (услуга «Сегрегированные счета»).


Начнется расчет


Читать дальше →

Как пьют на Уолл-стрит.копипаст

Что и как должен пить финансист с Уолл-стрит
Распечатать
Финансисты с Уолл-стрит употребляют алкоголь, и это факт. Они пьют во время деловых встреч с клиентами, для отдыха (когда неожиданно появляется свободное время), а также просто потому, что так принято. 

 




Говорят, что Goldman Sachs еще до IPO имел в своем лондонском офисе огромный винный погреб. Но это слухи. Тем не менее на Уолл-стрит существует некий свод правил правильного употребления алкоголя для работников финансового рынка. Ключевые пункты этого “кодекса” предлагает Business Insider.

ВИСКИ – ЭТО ВАШ ПЕРВЫЙ ВЫБОР


Не нужно заказывать его каждый раз, но если кто-то предложит шотландский виски, то без колебаний соглашайтесь. Для этого напитка разрешается лед, а также совсем немного содовой воды, которая, по мнению истинных знатоков виски, помогает раскрыть его вкус. Если вы хотите выглядеть настоящим финансистом, то выбирайте Macallan и Oban.


«МАРТИНИ» МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО СУХИМ


Ваш
Читать дальше →

В продолжении дефолтов США историческая справка подробная....копипаст

08.10.2013 13:15







Иллюстрация: James Montgomery Flagg



В разгар бюджетного кризиса и неумолимого приближения лимита по госдолгу в Минфине США заявили, что дефолт будет беспрецедентным явлением в истории Америки. Чиновники утверждают, что США никогда не объявляли дефолт по своим обязательствам. Так ли это?

Министерство финансов США стремится убедить республиканцев и демократов сесть за стол переговоров и повысить лимит по государственному долгу США, который будет достигнут 17 октября. Иначе, по заявлениям чиновников, произойдет “немыслимое”. 

 



“Беспрецедентность” дефолта со стороны США подчеркивается в докладе американского Минфина. 

Доклад “The potential macroeconomic effect of debt ceiling brinksmanship” [PDF], в котором описываются последствия дефолта, начинается с фразы: 

 


“The United States has never defaulted on
Читать дальше →

Уроки истории, копипаст про дефолт.

Инвесторы по всему миру ждут 17 октября, когда Минфин США исчерпает средства. После этой даты может быть объявлен дефолт по обязательствам, если не будет поднят потолок госдолга. Многие отмечают, что это будет первый дефолт в истории США. Тем не менее в 1979 г. США не смогли выполнить свои обязательства по выплатам держателям Treasuries.


В 1979 г. республиканцы отказали президенту США Джимми Картеру в повышении потолка госдолга



Причиной сбоя в 1979 г. чиновники называют проблемой с оргтехникой, из-за которой в течение нескольких недель нельзя было выполнить небольшое количество операций по погашению задолженности.

Тем не менее экономисты считают, что сбой нанес непоправимый урон, так как показал влияние политических споров на экономику.

Еще в 1979 г. республиканцы отказали президенту Джимми Картеру, который был демократом, в повышении потолка госдолга США. Правда тогда речь шла о повышении верхней границы долга всего до $830 млрд, сейчас лимит установлен на уровне $16,7 трлн.

Хотя


Читать дальше →

Нас грабят!

Данная статья про то как можно управлять и решать пенсионную проблему, но «Велика Россия, а дураков еще больше», поэтому какому то ублюдку пришло в голову украсть накопительную часть из НПФ и сунуть в рот ворам в РЖД и Роснано! А еще есть фонд их будущих поколений, а не наших.....
 
 
«С нами опять играют не по правилам» 887 1
Изъяв у граждан накопительную часть пенсии, государство распорядится ей не слишком эффективно
Изымая у граждан накопительную часть пенсии, государство намерено распорядиться ей не слишком эффективно
Изымая у граждан накопительную часть пенсии, государство намерено распорядиться ей не слишком эффективно
Кадр: ЭкспертТВ

Правительство продлило до конца 2015 года возможность направить пенсионные накопления в частную управляющую компанию или негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Но уже решено, что накопительная часть пенсий в 2014 году будет изъята из НПФ в Пенсионный фонд России, то есть распоряжаться этими деньгами будет Внешэкономбанк. Если НПФ дают обычно высокую доходность – в среднем 25-20%,


Читать дальше →

Есть возможность взять семизначную цифру под 17%....

Вопрос в следующем, если  трейдинг это бизнес, то возможно эту сумму внести на депо. При простом подсчете надо зарабатывать около 0,05% с депо в месяц, для покрытия только кредита, ну и на неделю питания хватит :-). Есть одна проблема, не получается контролировать себя и четко следовать правилам, что уже привело к плачевным последствиям… Хотя не унываю, деньги буду брать, но пока на другие цели и меньше… Сижу и думаю, смогу ли я торговать на заемные средства, так же как на свои :-) или буду более серьезнее относиться к торговле. Да на такую сумму можно делать хорошие спрэды на опционах, практически ограничивать риски фиксированной суммой или просто совершать одну две сделки… Ваши
Читать дальше →

Как мне эта "либерастия" надоела.....

«Нефтегазовый Титаник» российской экономики идёт на дно
04.07.2013 11:23   Разбор полетов с финама

Ситуация в российской экономике стремительно ухудшается, а сам отечественный деиндустриализированный и дезинтегрированный «нефтегазовый Титаник», пребывающий в состоянии непрерывного двадцатилетнего всё более отчётливо идёт на дно. В кулуарах Санкт-Петербургского Международного Экономического Форума экс-глава Министерства экономического развития Андрей Белоусов открыто развеял профессиональный оптимизм правительства относительно светлых перспектив отечественной экономики.


Пожалуй, единственный профессиональный экономист в ультралиберальном правительстве Медведева указал, что темпы роста российской экономики в мае текущего года составили не более 1%, что выглядит откровенным провалом на фоне роста ВВП на 1,8% в январе-апреле текущего года и на 4,2% в мае предыдущего года. В целом же по итогам января-мая текущего года зафиксирован рост российской экономики


Читать дальше →

Навальный, в опу, вот настоящий человек....

Человек, которого нельзя называть 963 1
Краткий курс борьбы за справедливость
Майская демонстрация в Ижевске. 2012 г.Родители и дети Ижевска на митинге. Июнь. 2012 г.Собрание родительского актива накануне митинга за обеспечение детей детскими садамиЛюдмила Сабурова за с­охранение бульвара ГоголяМитинг против очередных перевыборов президента Удмуртской Республики Александра Волокова
 
Митинг граждан Ижевска против отмены социального проездного. 2009 г.Человек, которого нельзя называть
 

Мало кто знает, что с 2005 года Россия покрыта невидимой сетью координационных советов, организующих протестные действия в регионах. Никакого отношения к столичным «белым ленточкам» эти кээсы не имеют, но действуют крайне эффективно. На их счету сотни победных акций. Корреспондент «РР» отправилась в Ижевск и пообщалась с одним из создателей региональной оппозиции — Андреем Коновалом. Оказалось, что успех протеста зависит от того, на какую часть пирамиды Маслоу ты опираешься

Страшный призрак бродит по ковровым дорожкам властных структур Удмуртской Республики, по дубовым лестницам дворца президента, по коридорам здания горадминистрации. Кто выводит на улицы тысячи жителей Удмуртии? Кто сделал из местных затюканных врачей, учителей, пенсионеров, квартиросъемщиков реальную гражданскую силу? Кто всегда добивается своего?Все он, страшный призрак. Отморозок, предатель — короче, Андрей Коновал.


Кто такой Андрей Коновал

Вообще-то он историк, сфера научных интересов — средневековые восточные деспотии. Тринадцать лет проработал в местном университете, где помимо истории Востока преподавал и политологические дисциплины. Впрочем, уже давно свои чисто теоретические познания Андрей Коновал, к несчастью местного истеблишмента, принялся применять на практике. Реакция на его имя сегодня бывает двух видов: ужас-ужас (это позиция власти) или «Да здравствует наш Робин Гуд!» (это позиция всех обиженных).


 

Странным образом вторых больше, чем первых. Чуть где какая история, как возмущенные несправедливостью люди зовут специалиста по восточным деспотиям — и начинается тяжелая работа: митинги, пикеты, письма, интервью. Властям остается лишь зализывать медийные раны, вести неприятные переговоры с активистами и — о, ужас! — выплачивать долги, исправлять нарушения и даже менять законы РФ.


Что делать с Коновалом, они явно не знают. Бизнеса, который можно было бы прижать пожарной инспекцией, у него нет (рекламное агентство, которое Андрей с другом основал десять лет назад, давно перебралось в Казань), оппозиционная газета, в которой он до последнего времени работал заместителем главного редактора, и так загнана в подполье и уже годами печатается «за рубежом»: то в Пермском крае, то в Кировской области.


Недавно «ВКонтакте» появилась группа под сочным названием «Раскрой ублюдка — спаси старушку». Авторы поясняли: это «группа для тех, кто против ублюдочной сущности данного субъекта». Из всех фото Коновала выбрали самое компрометирующее: Андрей устало сидит за столом и держит помидорчик. Прямо под помидорчиком расположили трогательный опрос «Андрей Коновал — кто он?»: «добрый дядя», «американская шлюха», «европейская шлюха», «нормальный мужик» и, наконец, «ублюдочная мразь, считающая себя защитником страны». Такой вот шедевр сетевого троллинга.


А пока 88 фейковых участников группы делают выбор между американской и европейской шлюхами, мы сидим с Андреем в маленьком ресторанчике, наворачиваем борщ и пытаемся болтать. Болтать получается не очень: обе стороны дико голодны и устали. Я почти падаю, но по Андрею ничего не заметно: мужик с работы, ест борщ, все нормально.


— У меня сейчас, видимо, реакция идет. Целый месяц непрерывного стресса. Я сейчас много сплю, например, — сообщает Коновал поверх борща, — восемь часов в день.


Андрей большой, крепкий, весь какой-то округлый — лобастая голова на покатых плечах, медвежьи лапы — ладони, ровное лицо с выражением несокрушимого восточного спокойствия. Таких обожают женщины и уважают мужики. Каменная стена, абсолютная надежность, ни капли понтов.


На часах полночь. Мы только что вернулись с совещания бастующих по-итальянски медиков. Пять часов сочиняли поправки к трудовому договору, предложенному администрацией. Андрей методично переводил врачам юридический сленг, набрасывал новые формулировки, спокойно управлял настроениями шумной компании. Женщины пили чай с конфетами, хохотали и грызли семечки. В конце марта, когда врачи провели первую в своей жизни пресс-конференцию, на которой заявили, что теперь будут работать только по инструкции («Удмуртская порча», «РР» № 14 за 2013 год), никаких семечек не было — все были на грани срыва…


Что такое борьба за свои права на местах? Во-первых, море грязи. «Бездельники, не желающие работать!» — обзывал врачей президент Удмуртии Александр Волков. «Нарушают клятву Гиппократа!» — добавляла свою лепту администрация поликлиник. Во-вторых, море лжи. Чиновники делали честные глаза и называли огромные цифры зарплат, которых врачи отродясь не видели. В-третьих, море законодательной путаницы. Минздрав РФ говорит одно, Минздрав Удмуртии — другое.


Если бы не Андрей, поплакали бы бедные женщины — и сломались. Больше месяца Андрей, как электрон, невидимо присутствовал во всех местах сразу. Помогал создавать профсоюз, обеспечивал прессу, искал юристов, организовывал митинги, наконец, работал дежурным психотерапевтом для десятка насмерть перепуганных медиков.


И сломаться пришлось администрации. После месяца борьбы удмуртский комитет по труду провел тотальную проверку больничной бухгалтерии, выявив целые горы нарушений. Администрацию обязали выплатить врачам огромные долги за огромные же переработки. Впрочем, для Андрея это не главное.


— Понимаете, с каждой успешной акцией люди меняются. Видят, что могут на что-то влиять. Недавно на собрание педиатров-забастовщиков их коллеги приходили из другой поликлиники. У них там врачи работают практически бесплатно на двух дополнительных участках и не смеют отказаться. Так наши послушали и стали хохотать: вы что же, говорят, это все терпите?! Мы еще с января от этого отказались! То есть для них это уже смешно — вот так рабски идти на поводу у начальства. С ними уже так нельзя. Это важно, я считаю…


— Что будете делать дальше?


— Ну я, вообще-то, хотел с друзьями в Севастополь съездить дней на десять, отдохнуть немного, — с некоторой печалью в голосе говорит Андрей, держа на весу ложку с горячим борщом, — но не получится. Сейчас в Сарапуле голодовка начнется, надо туда ехать будет.


Про сарапульских учительниц музыки «РР» тоже писал («Концерт для пустоты с оркестром», «РР» № 11 за 2013 год). Попытка превратить бесплатную музыкальную школу в платную и заменить хорошего директора на никакого тогда у администрации не прошла. Но победа оказалась призрачной. Школу снова трясет — прокурорская проверка, наезды властей. В общем, Андрею надо быть в Сарапуле.


Между борщом и макаронами Андрей рассказывает о том, чего удалось добиться только в первые месяцы этого года. Победа жителей общежитий Спецстроя, которым чиновники и работодатель препятствовали в приватизации жилья. Успешная голодовка протеста в Сарапуле. Борьба за нормальные дороги Ижевска.


— Ну, я там только помог инициировать первое собрание, больше не успеваю, но там ребята хорошие, сами справляются… Придется снова, видимо, возвращаться к теме бульвара Гоголя, — до кучи вспоминает Андрей, — мы в прошлом году добились его сохранения, достигли с городскими властями согласия по новому проекту реконструкции. Но власти уже год тормозят с началом работ.


— В чем обычно состоит ваша роль?


— Людям остро не хватает знаний законов, а также того, как устроено принятие управленческих решений, как следует вести переговоры с чиновниками. Есть проблемы с грамотной формулировкой задач, требований. Как правило, отсутствует поддержка СМИ. Во всем этом я могу помочь: я умею пробивать информационную блокаду. При этом есть большое число тех, кто уже обрел навыки в той или иной сфере, может проконсультировать. Вообще, социальная солидарность, взаимопомощь — это наш чуть ли главный, чуть ли не единственный ресурс. Это то, что часто недооценивают. В обществе очень распространено недоверие. Мне доверяют.


— А зачем вам это все надо?


Андрей несколько обижается и откладывает ложку в сторону.


— Нет, ну как! У меня некие политические убеждения есть. Я, вообще-то, левый — в таком, умеренном, социал-демократическом ключе…


Свои отношения со справедливостью Андрей предпочитает строить исключительно на любви и обоюдном согласии — никакого формализма и сомнительных обязательств. Ни в одну партийную программу, похоже, его убеждения не вписываются. Когда-то он помогал Сергею Глазьеву, но после раскола блока «Родина» и ухода Глазьева из политики этот вариант политической работы оказался закрыт.


В течение пяти лет протестное движение Ижевска использовало для выборов по партийным спискам региональную парторганизацию «Патриотов России», которую возглавлял старший коллега Коновала, главный редактор местной оппозиционной газеты «День» Сергей Щукин. Но после вхождения «Патриотов» в ОНФ Коновал ушел из партии, а потом и из газеты. Все собрания с профсоюзом врачей-забастовщиков, на которых я присутствовала, Андрей проводил уже в офисе партии «Яблоко», но никаких яблочных флагов на митингах медиков за всю зимне-весеннюю кампанию замечено не было, хотя власти и пытались обвинить забастовщиков в политических играх.


Что такое справедливость по Коновалу? Допустим, власти отказываются приватизировать муниципальные общежития. Это несправедливо? Несправедливо! Если какая-то партия помогает жителям сохранить жилье, пусть будет эта партия. Не помогает — пусть идет лесом.


С легкой руки местной администрации Андрея принято считать прожженным оппозиционером. Но в ижевском понимании оппозиционер — совсем не тот, кто с пафосом кричит: «Путин! Лыжи! Магадан!» Коновал мыслит себя человеком, полезным обществу, то есть врачам, шоферам, учителям — всем, кто стоит в самом низу пирамиды Маслоу.


В начале 2005 года в ходе возмущений против монетизации льгот Коновал вместе с группой активистов организовали в Ижевске Координационный совет гражданских действий (не путать с московским КСО!). Уже в апреле КС Ижевска объединился с аналогичными советами в других регионах в Союз координационных советов России (СКС). Но от политических амбиций сетевой СКС далек, как ослик от скакуна. Да и московская оппозиция Ижевску совершенно параллельна — они друг другом не интересуются.


— Скажите, а ваш опыт востребован гражданским движением?


— Ну да, конечно, — удивляется Коновал. — Мы такие технологии здесь отрабатываем, которые могут воспроизводиться в других регионах. Они, собственно, и воспроизводятся.


— А в Москве?


— В Москве? В какой Москве? — снова удивляется Коновал.


— Ну, с московским протестным движением вы как-то…


— С Навальным, что ли? У нас нет никаких организационных связей. Хотя на волне движения «За честные выборы» мы здесь создали Ижевский гражданский совет, где много молодежи и без помощи активистов которого сегодня не обходится ни одна наша протестная кампания. Я симпатизирую, конечно, московским лозунгам: «независимый суд», «честные выборы», «сменяемость первого лица». Но для меня не является идеалом ситуация 90-х годов. Нынешний режим — он же есть логическое развитие той ситуации. Я считаю, что реально честные выборы возможны только при формировании самоорганизованных сообществ, ассоциаций, профсоюзов…


— Низовых?


— Не обязательно. Пусть бизнесмены, олигархи тоже чего-то создают. И партии тоже не могут висеть в воздухе. Они должны опираться на какие-то структуры не собственно партийные — на профессиональные, корпоративные. Сейчас важно формировать все что угодно — ассоциации по защите жилищных прав, по экологическим инициативам…


— А вы? Разве не к вам лично приходят за помощью?


— Ну да, личный бренд Коновала более раскручен, — деловито расставляет тактические акценты Андрей, — просто потому, что я в выборах активно участвовал. В принципе узнаваемость есть. На уровне 10–15%, может, даже 20%. Скорее всего…


Двадцатипроцентная узнаваемость Андрея гарантирует ему стопроцентный конфликт с местной властью. Впрочем, сам Коновал вполне способен взаимодействовать с властями не только с помощью уличных акций и забастовок. В 2005 году он победил на выборах в городскую думу и честно отработал в ней положенные пять лет. Депутатствовал бы и дальше, но в 2010-м его, как и весь список его товарищей-активистов, сняли с выборов… за два дня до голосования.


— Почему же местные власти так вас ненавидят? После круглого стола в президентской администрации у меня вообще возникло ощущение, что вы здесь человек, которого нельзя называть. Как Волан-де-Морт.


Андрей весело улыбается поверх тарелки:


— Элемент информационной блокады. Нельзя публично называть имени, иначе это будет раскрутка. Хотя все понимают, о ком речь, когда говорят «политические авантюристы», «пятая колонна». Но бывают накладки. Тут в апреле министр здравоохранения РФ потребовала отставки здешнего министра Музлова. Тогда Волков произнес речь в местном парламенте, и там была такая фраза: «Мы этим отморозкам нашего министра не отдадим!» Это он про нас. А в Москве, скорее всего, решили, что он Скворцову так приложил…


— А вы что-то зарабатываете на этой протестной деятельности?


— Нет, — коротко бросает Андрей, увлеченно доскребывая остатки макарон.


— Вы вообще как добываете средства к существованию?


— Подработки. Я же профессионал в разных сферах: журналистика, аналитика, реклама. Но на этом не разбогатеешь, поскольку времени не хватает.


Макароны кончились. Вежливая официантка приносит счет. Андрей лезет в карман и достает оттуда две мятые сторублевки. Смущенно начинает шарить в сумке. Там насчет денег тоже негусто. Официантка вежливо ждет. Я перехватываю инициативу и расплачиваюсь карточкой.


Легенды о Коновале. Крокодил

Я сижу в маленьком офисе, который на двоих снимают близкие друзья Коновала: индивидуальный предприниматель и владелец маленького ООО. Ребята рассказывают мне легенды о Коновале, отчасти основанные на реальных фактах. Вот первая.


С недавних пор в центре Ижевска стоит памятник крокодилу. Лихо сдвинув бронзовый цилиндр на затылок, удалая рептилия сидит на скамеечке и весело оглядывает прохожих. Крокодил для столицы Удмуртии важный символ. Давным-давно он привиделся кому-то в местном озере. С тех пор крокодилы появляются у набережных города регулярно.


Но самое громкое явление произошло в 1920 году. Тогда в Ижевске только-только установилась советская власть, и слух о крокодиле немедленно породил волнения эсхатологические: вот, шептались горожане, послал бог наказание для новой власти. Дабы пресечь контрреволюционные разговорчики, местная ЧК отправила группу ответственных товарищей на поимку крокодила. Спустя пару дней товарищи рапортовали: вредная рептилия поймана и по условиям военного времени расстреляна на месте. Так крокодил стал мучеником ижевской свободы.


Андрей, который тогда с товарищем занимался рекламой, нашел средства на проект памятника ижевскому крокодилу, убедив спонсора, что лучшей рекламы ему не придумать. Вместе с городскими чиновниками организовали конкурс работ местных скульпторов и художников. Теперь люди толпами фотографируются с крокодилом, а местная общественность мечтает о новой скульптуре — памятнике бабушке.


Бабушки Ижевска

Раузе Харисовне Пастернак идет 70-й год. В Ижевск она приехала недавно, в 2005-м. И сразу попала под раздачу: шла монетизация льгот пенсионерам, и старушка в одночасье лишилась бесплатного проездного. Для Раузы Харисовны это была трагедия: в деревне в ста километрах от Ижевска у нее был дом и огород с картошкой. Когда на площадь перед президентским дворцом вышли тысячи пенсионеров, Рауза была в первых рядах.


Активистов пригласили для переговоров. Но никаких лидеров у пенсионеров тогда не было, поэтому в президентский дворец вошли те, кто мог и хотел говорить. Так за одним столом оказались Рауза и Андрей Коновал, журналист ижевской газеты «День». Для обоих это была первая в их жизни протестная акция. На этом их мирная частная жизнь кончилась. Оба с головой ушли в гражданское движение.


После приема во дворце как-то сам собой организовался Объединенный совет пенсионеров. Рауза вошла в его бессменный актив, а смышленого журналиста Коновала решили взять пресс-секретарем. С тех пор ижевский ОСП — главный оплот местной борьбы за справедливость.


Рауза Харисовна в опрятном халатике сидит на диване и держит спину а-ля Майя Плисецкая. Ухоженная двухкомнатная «распашонка» полна цветов и приятных ароматов кухни. Здесь Рауза воспитывает внуков и ведет революционную деятельность. Достойно и уверенно она излагает мне свои политические взгляды. В голосе Раузы слышна профессиональная привычка к речам и воля перекрикивать неконструктивный шум толпы.


— Общество у нас теперь такое разорванное! Это же как надо было разделить людей! Молодежь, которая за Путина, — это «наши», а мы, что же, получается, не наши? Чужие? Мы все — россияне! Почему так нас разделили? Это ведь неправильная политика. Я ветеран труда! А в автобусе водитель говорит про пенсионеров: «Навоз вожу». Он же за нас денег не получает. А как Волков про нас говорит? «Эти на митинги выходят — отморозки». Сколько раз мы стояли у его дворца, и он ни разу не  вышел. Разве так можно? Они украли у народа нефть, недра, все богатства, оставили нищий народ, а у самих в офшорах этих…


— А как так получилось, что ОСП стал родоначальником Координационного совета?


— Потому что нам хотелось кроме пенсионеров привлечь и другие силы: партии, оппозиционных депутатов… А потом Андрей стал переписываться с другими городами по интернету, и вместе мы создали Союз координационных советов. Города стали к нам примыкать: Киров, Тольятти, Пермь… Но наш один из самых сильных. Ижевск самым воинственным оказался.


— Самым замученным?


— Нет, воинственным. Вся Россия замучена. Конечно, Андрею надо отдать должное. Без него бы многие не решились выходить. И медики, и общежития. Когда людей из домов выгоняли на улицу — это что ж такое? Мы, старики, всегда Андрея и всех поддерживали, ходили на все митинги.


— Сколько вы примерно акций провели за это время?


— Ой, не знаю. Очень много. Мы как-то считали 2005-й и 2006-й, там более шестидесяти акций было. Но это только за два года.


— А как вы средства ищете?


— Все на энтузиазме. На выпуск газеты ребята иногда из своего кармана достают — 30 тысяч где-то надо. Тогда без денег совсем сидят. А мы просто на энтузиазме. Сидела тут на выборах Путина наблюдателем от «Патриотов России». А там, кто от коммунистов, кто от кого — всем чего-то приплачивали. Меня спрашивают: «А вам сколько?» А я говорю: «А мы бесплатно». Они говорят: «Как же вы победить-то хотите без денег?» А я говорю: «Разумом». А как еще? Разве можно победить за деньги?


— Как это у Андрея получается, что за ним всегда люди идут?


— Потому что он всегда о насущном. О том, что всех касается. Иногда кто-нибудь выходит и говорит про какие-то диаграммы: где какое-то производство выросло, где упало. Народу же это непонятно. Народу видно то, что происходит вот здесь, конкретно в данной местности. Андрей — он правильный парень. Спокойный, работящий. У него цель — помогать, собирать всех, что-то решать. А не лозунги там…


— Вы слышали про белые ленточки в Москве?


— Это как?


— Ну, про митинги на Болотной площади?


— Не знаю я. Не понимаю. Мы этого наелись еще в 90-е. Объелись свободой. Мы никогда европейцами не будем. И  думать нечего. Касьянов, Немцов — ну да, павлины, на сцену! Они все были у власти, когда страну разваливали. А теперь чего? Не везет России на лидеров. Ох, не везет.


Легенды о Коновале. Фашист

Был в городской думе Ижевска один депутат. Назовем его Вася. Депутат неоднократно был замечен с местными неофашистами. Однажды Андрей Коновал не выдержал и обозвал Васю нацистом. Вася немедленно обратился в думский комитет по этике и потребовал вынести Коновалу порицание за некорректное поведение. Порицание вынесли, но Вася потребовал продолжения банкета:


— И пусть он передо мной извинится на следующем заседании при всей думе!


— Я с удовольствием принесу свои извинения! — тут же ответил Коновал.


Председатель комитета внимательно посмотрел на Андрея, потом на Васю и сказал задумчиво:


— Вы же знаете, что Андрей Петрович очень умный человек. Он так извинится, что над вами весь Ижевск смеяться будет...


Депутат Вася подумал и не стал настаивать на извинениях.


Доценты Ижевска

Кандидат социологических наук, доцент Удмуртского технического университета Людмила Сабурова принимает экзамен по социологии у будущих строителей. Строители сидят перед ней с пасмурными лицами. Социология — предмет непрофильный, но морочный. А за окном лето...


Людмила — красивая женщина с умными, внимательными, слегка настороженными глазами — смущена и извиняется. За все сразу: за обшарпанные стены, за студентов, за отсутствие времени. Изысканная аристократическая вежливость в стиле ретро — здесь это принято. На рубеже цивилизаций тысячелетий Ижевск потерял почти все, но совсем не проржавел от постмодернистской иронии. Не то чтобы жизнь не била. Била, еще как. Но вежливость устояла. А еще идеалистическая вера в равенство, общность национальных интересов, силу гражданского общества, демократию. И никакого цинизма.


— Я думаю, что есть масса невидимых сложностей, которые стоят за этим образом народного героя, — задумчиво улыбаясь, говорит Сабурова. — Но только сам Андрей может об этом рассказать. Что мы знаем о нем? Я много работаю на рынке социологических услуг и много чего вижу во власти, в народе. Но то, что он делает и как он это делает… Я с ним решилась первый раз в жизни участвовать в политической кампании не как социолог, а просто как гражданин. Для меня это огромный опыт.


— А как вы познакомились?


Сабурова зарывается носом в тонкий шарф и тихо хохочет.


Когда в Москве был в очередной раз арестован Удальцов, Коновал решил поддержать коллегу — выступить с пикетами в поддержку политзаключенных. Надо было объехать пикетчиков, сфотографировать плакаты и отправить в прессу. Сабурова вызвалась помочь. Зима, холодно, на улицах почти никого. Один из пикетчиков одиноко замерзал на знаменитом танке «Иосиф Сталин», что стоит у ижевского дома пионеров. Приехали к танку, высыпали из машины и тут же решили сфотографироваться.


— У меня были новые сапоги, — с женской логикой объясняет Сабурова. — Ну, я же не могла не сфотографироваться на танке, поскольку сапоги были красивые…


Вдруг из-под елок выскочили полицейские, похватали всех — и в отделение. Кроме Андрея, который стоял с фотоаппаратом и на танке не был.


— Он тогда поехал с нами, всех проинструктировал: «51-я статья, показаний не даем, не сопротивляемся, ведем себя спокойно». Оказалось, они с полицией давно знакомы. У них ритуальный обмен колкостями. Он над ними посмеивается, они — над ним. Нас привезли в какое-то отделение. Очень доброжелательная тетенька составила протокол. Меня спрашивают: «Кем работаете?» А я стою, вся такая в белых сапогах, говорю: «Доцент». И тишина гробовая. А там же алкаши, гогот такой стоит. В общем, все по-домашнему. Потом я спрашиваю, где можно покурить. Тетенька-следователь пошла со мной и говорит: «Я все понимаю, вы же правы. Но я делаю свою работу…»


Андрей, конечно, вытащил всех. Обзвонил знакомые СМИ, нашел адвоката. Суд, вежливо улыбаясь, выслушал историю про фотосессию на танке и отпустил за отсутствием состава преступления.


— Конечно, все хихикали, — говорит Сабурова, — но ведь все могло обернуться и не так. За этим стояла работа Андрея. Это смешная история, но поймите, что я хочу сказать: он способен на поступки. Сейчас людей, способных красиво говорить, очень много. А поступок — это некий шаг в неопределенность. Это редкость. Я бы сказала, это по-мужски.


Людмила Сабурова последние несколько месяцев тоже ведет себя по-мужски. Она — координатор Движения за сохранение ижевского бульвара Гоголя. В 1941 году уходящие на фронт ижевцы посадили на улице Гоголя канадские клены. Вообще-то клены на ижевской земле не растут. Но чудо случилось — война закончилась, ижевцы вернулись, а клены прижились. Так у Ижевска появилась и память, и гордость.


Но в последние лет десять на бульвар зачастили застройщики. Так, говорят, мы сейчас все это порубим и чего-нибудь тут построим. Тогда окрестные жители дружно вываливают на улицы и начинают приковывать себя к кленам. Застройщики, вдоволь наматерившись, уходят. А этой весной приковывание не сработало — вырубка началась. Отчаявшиеся жители позвали на помощь Коновала, а тот — Сабурову.


Сценарий борьбы за бульвар Андрей написал по всем законам криминальной драматургии: злой следователь, добрый следователь…


— Когда все эти бабушки стали ногами топать на бедного сити-менеджера Агашина, по его лицу было видно, что он сейчас просто под стол залезет, — смеется Сабурова. — И тут вступаю я и нормальным голосом говорю какие-то внятные вещи. И это работает. Андрей все просчитывает. Он умеет увидеть ситуацию извне и как-то управлять ею по ее собственным законам.


— А почему местные власти так мистически ненавидят Коновала?


— И это так по-детски, так трогательно, — ласково улыбается Сабурова. — Они же его вообще на порог не пускают. И очень зря. Потому что, когда Коновал в теме, его хорошо бы послушать. Он очень разумный человек. Не идеалист. Стратег. Он понимает, как устроена система, и понимает, как с этой системой разговаривать.


— Но как один безработный может держать в напряжении всю огромную машину власти?


Сабурова серебряно смеется:


— Для меня это тоже удивительно. Я себе задаю вопрос: ведь Коновалу можно было сто раз что-то подкинуть — и все. Но, видимо, не все так просто. В любой структуре должна быть система сдержек и противовесов. Сама система их создает помимо воли. На то и щука в море, чтобы карась не дремал. У нас щука — это Коновал. Я думаю, что во многих местах в России есть люди, которые берут на себя эту функцию. И нам просто повезло, что у нас эта роль досталась человеку по-настоящему честному, порядочному и безусловно грамотному.


Легенды о Коновале. Баян

Андрей Коновал родился в интеллигентной семье. Разумеется, родители считали обязательным научить ребенка музыке. Послушному Андрюше купили баян и, несмотря на отсутствие музыкального слуха, научили на нем играть. По странной иронии судьбы президент Удмуртской Республики Александр Волков тоже умеет играть на баяне.


Когда в середине 90-х Андрей учился в московской аспирантуре, он подрабатывал в республиканском представительстве. Туда часто приезжал Волков и, оторванный от ижевских привычек, сильно нервничал. Однажды один из сотрудников представительства попросил Андрея принести Волкову баян — для успокоения нервов. Андрей принес. И сотрудники вздохнули с облегчением. С тех пор, возвращаясь после матерных головомоек Ельцина, президент Волков не материл невинных коллег, а запирался у себя в кабинете и с душой тянул на Андреевом баяне народные песни.


Теперь президент Волков играет на баяне после митингов, организованных Коновалом. Как причудлива судьба!


Ижевская власть

Василий Шаталов, заместитель председателя городской думы Ижевска, большой человек. У величественных ступеней думы я чувствую себя как положено — человеком маленьким. Жду на холодном ветру и искренне жалею себя: маленькая, худенькая, замерзшая…


На площадь выруливает черный «хаммер». Большой человек — сама любезность.


— Я сегодня по-простому, отгул взял, — Шаталов извиняется за просто рубашку и просто куртку — не как у больших, а как у всех.


— Это со мной, — бросает большой человек — сама любезность охраннику в огромном холле. Металлические рога турникета беззвучно вкручивают нас в сияющее нутро администрации. Долго идем по коридорам, лестницам, мрамору, коврам, шелестим листьями задетых пальм. Большая приемная, большой кабинет, большой стол. Большой человек — сама любезность под локоток любезно подсаживает меня на небольшой стульчик.


— А я тут, — усаживается Шаталов в большое кресло. — Откинусь. Мне так как-то удобней.


— В чем уникальность ситуации в Удмуртии? — риторически начинает он. — В том, что ростки инакомыслия здесь были взращены самой властью. Я сам из оппозиции пришел. Мы же тут все друг друга… Мы с Коновалом на одном факультете учились. Это все жизнь. Кто-то пошел во власть и стал честно работать для людей, как я, а кто-то посчитал, что делать свой бизнес в оппозиции лучше. Это же бизнес — оппозиция. Не знаю, как в Москве, а у нас в Ижевске оппозиционером быть очень выгодно. Ни для кого не секрет, что тут на каждых выборах с оппозицией просто договариваются. Человек баллотируется, набирает голоса, а потом снимает свою кандидатуру. Это деньги, большие деньги…


— Вчера за ужин Коновала платила я…


Василий Шаталов смотрит на меня долго и внимательно. Я, кажется, не оправдываю.


— Ну, это образ, я думаю, — выносит он решение. — Вы же к нам с федералов приехали, а это, как если в Ижевск с какой-нибудь деревни Грахово кто приедет. Нам тут всем по барабану, что в Москве о нас напишут. Я только хочу сказать, что оппозицией быть выгодно, потому что это — заказ…


— Простите, а кто заказал приватизацию общежитий и повышение зарплаты врачам?


— Я не закончил же еще, — строго супится Шаталов. — Мы с Коновалом очень тесно общаемся. Постоянно. И если абстрагироваться от некоторых его закидонов — а у кого их нет? — он совершенно правильные вещи говорит. Например, те же общаги. Согласен, что их надо было приватизировать. И когда Коновал начал все это поднимать — это же не значит, что власть была против. Власть была за! Просто все небыстро делается. К чему я это говорю? Что власть хотела сделать, то и оппозиция хотела сделать. Это же идеальный вариант: есть власть, есть оппозиция, которые… Да мы с Коновалом в одну инициативную группу входим по бульвару Гоголя. Слышали про бульвар Гоголя?


— Там около сотни деревьев вырубили по плану реконструкции.


— Да этот план еще и не утвержден. Кажется. Просто трубу прорвало. Пришел дядя Вася трубу чинить, мешает ему это дерево — ну его на фиг. У нас же в чем беда? В недостатке контроля. Пока я это из своего кабинета увижу… А Коновал со своими активистами уже на следующий день тревогу забили. И это абсолютно правильно, я считаю. Наши экологи велели вырубить 19 больных деревьев, а они там порубали чуть не сто…


Я чего-то не понимаю. Прорвавшаяся труба, экологи, дядя Вася… Кто же клены рубил? Пока соображаю, Шаталов уже совсем побратался с Коновалом.


— Да мы с Андрюхой… Я ему все время говорю: «Иди в мою команду, мне такие люди нужны». Ну, он никак не решится. Все думает.


— Знаете, мне кажется, это вопрос ценностей. Говорят, что настоящий аристократ общается одинаково и с горничной, и с царем. Коновал так и делает. А когда Волков говорит о нищих врачах, что они работать не хотят, это как-то неаристократично…


Снова выдерживаю долгий взгляд. Теперь в нем бесконечная любовь и доверие.


— Знаешь, я в людях немножко разбираюсь, ты мне поверь, — большой человек переходит на ласковое «ты». — Я же вижу, что у тебя глаза горят, ты не просто так, ты простроенный человек, думающий. Но таких, как мы с тобой, — их же 15%. Понимаешь? Когда долго общаешься с народом… А мы же тут каждый день… Тому это надо, тому это… И часто за счет соседа. Когда все это видишь, то понимаешь, что народ — это просто…


Шаталов плотно сжимает губы.


— Василий Анатольевич, я прошу вас вернуться к «вы».


Не слышит.


— Оль, ну ты же настоящий журналист, я же вижу талантливого человека. Ты же все правильно напишешь…


— Василий Анатольевич, к сожалению, мне тоже придется перейти на «ты».


— Да, пожалуйста! Вот ты меня спрашиваешь: «Нужен Коновал?» Я говорю: «Да, нужен». Причем нужен не сам Коновал, а собирательный образ. Должна быть альтернатива. Человек должен иметь возможность пойти жалобу написать.


Похоже, сейчас мы с Васей сольемся с экстазе и начнем хором ругать власть.


— Я сам историк, и я тебе могу сказать: важно не какой строй — капитализм, социализм, важна система управления государством. И эта система должна подразумевать не только аппарат чиновников, но и обратную связь, независимый контроль. А у нас сейчас засилье аппарата, и его уже никто не остановит. Это что-то типа революции должно быть.


— Так на то есть оппозиция, чтобы контролировать аппарат и не доводить до революций.


— Чтобы была нормальная оппозиция, — терпеливо объясняет Вася, — эти ребята должны пробиться на федеральный уровень. А им никто не даст. Потому что у аппарата есть чувство самосохранения. Коновал — нормальный парень, который еще себя не нашел. Мы живем в одной стране, и мы должны все конструктивно мыслить.


— Вась, — я тоже перехожу на панибратский тон, — не вижу логики. Власть транслирует один смысл, а Коновал — другой. Ты говоришь, что народ быдло, а Коновал…


— Знаешь, Оль, — большой человек переходит последнюю грань интимности, — ты не про Удмуртию пиши, а про федералов. Мы что… Выборов нет. Не воровать нельзя. Чтобы власть говорила с народом, она должна от народа зависеть. А она от народа не зависит. В Америке 82% налогов идет с мелкого бизнеса. А у нас откуда? С нефти и газа. Я, например, чиновник, сижу на газовой трубе, не и
Читать дальше →


Вместо фьючерса без стопа.

Торгуем опцион вместо фьючерса? Не просто, а очень просто!

Опционы — замечательные инструменты, с помощью которых можно выстраивать сложные и замысловатые позиции, реализующие практически любые прогнозы по рыночной ситуации. Например, “цена будет находиться в диапазоне”, “цена выйдет из диапазона”, “цена вырастет/упадёт, но не более чем”, “изменчивость (волатильность) цены повысится/понизится” и т.д. и т.п.
При этом в разных вариантах конструкций можно задавать различные соотношения доходность/риск/вероятность прибыли.
Линейные инструменты (фьючерсы, акции) никогда не дадут такой гибкости, как опционы.

Однако, такая гибкость, а точнее количество факторов, от которых зависят премии опционов (цена базового актива, время, волатильность) влечет за собой сложность в понимании влияния этих факторов на опционную позицию и сложность её управления.
Особенно такие сложности возникают у начинающих опционных трейдеров, порой даже становясь
Читать дальше →