avatar
За февраль какой у вас результат на сегодняшний день?
avatar
У Сергеева я услышал то, что при торговле надо смотреть только график! (И не заниматься предсказаниями). 
Принципы его торговли полностью совпадают с моими, поэтому, наверное, я и советую его курс. 
avatar
Не могу на компе найти в мобильной версии даже зарегистрировался.
avatar
Зачем спорить с нобелевскими лауреатами докажите, что рынки на периоде от 3 до 6 лет не имеют прогнозной срставляющей может вам за 15 или 16 нобелевскую премию дадут. Интересно, что такого вы услышали такого у Сергеева чего не услышал я. 
avatar
Виктор, согласен с вашей иронией, по большому счету все эти наши умные разговоры можно считать болтовней и демагогией, главное практика. Думаю только тех кто на практике принимает на себя риск и добивается успеха Можно записывать в Авторитеты, например Баффет, Ливермор, Ларри В. Линда Р. С удовольствием причислю к ним Илью Коровина. Потому что они практики и мастера в деле нажимания кнопки Бай/Селл.
А вот эти профессора нобелевцы придумывающие разные формулы, теоремы и доказательства совсем не авторитеты, потому что они на практике не могут доказать свои доказательства. Даже хитро пишут «рынки имеют прогнозную составляющую». Ну правильно, значит они имеют еще и НЕпрогнозную стоставляющую. И когда их очередной прогноз не сбудется они скажут: «ну чтож э… сработала НЕпрогнозная составляющая, такое быват конечно э...»
Марк я за то чтобы спорить, это ж как игра и приключение, в которой ищется истина :)
avatar
Рад, что нобелевский лауреат на моей стороне, что рынки  на промежутке до ТРЕХ лет не предсказуемы. 
2) Поспорю с нобелевским  лауреатом: а на промежутке больше трех лет РЫНКИ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ ТЕМ БОЛЕЕ!!!
3) Оставим эти проблемы экономистам. Предсказания очень нужны в реальной экономике, а не нам трейдерам. 
4) Советую всем посетить курс Дмитрия Сергеева! Человек все правильно понимает!
  Это не реклама. Я с Дмитрием  не знаком! (но прослушал его лекцию здесь на h2t. 
avatar
Также отличный метод зарисовывать круг мандалы цветом соответствующим вашему состоянию!
avatar
1.Не хотел бы ни с кем спорить, хочу лишь поделиться собственными рассуждениями.
2.«Мой вывод таков, что идея непредсказуемости рынка также глупа, как и мы сами, отрицая влияние множества и множества различных факторов»

Нобелевскую премию за 13 год дали за докозательство утверждения, что рынки имеют прогнозную составляющую на периодах от 3 до 6 лет. 
avatar
Извините, хотел поставить плюс, а получился минус, так как в троллейбусе была тряска. 
avatar
Игорь, как друг, успел деньги вывести?
avatar
Самат, с удовольствием прочитал Ваши истории. Только вот вопрос, сейчас буду совершать сделку, мне покупать или продавать?
avatar
Ура, Ура))) Против наркотиков точно, но с алкоголем другая история)
avatar
Ничего плохого в этом не вижу, никто же не заставляет их пить. Заработать — это да, дело хорошее!
avatar
2 месяца работаю с ними, вроде все хорошо, два раза уже выводил прибыль — все ок
avatar
Сложно сказать. У нас люди не привыкли платить за знания в массе своей. Очень маленькая прослойка платит, вот для нее мы и работаем. Для этой прослойки 30 т.р. или 40 т.р. — разницы практически нет.

А для всех остальных мы скоро запустим недорогой контент начального уровня.
avatar
Волфикс изучайте, курсы Шевелева А.А., на его сайте много бесплатной инфы.
avatar

Я думаю, относительно движения цены, постановка вопроса «Почему» не имеет ни какого практического смысла, почему какой либо Индивид, обладающий большими для данного инструмента ресурсами,  в определенный момент, решит выйти на рынок? Вопрос риторический. Полагаю более правильно задавать вопрос, Как это происходит.

avatar
Рад стараться…
avatar

Поучительная история из книги Талеба, как аналитики прогорели вычисляя все факторы влияющие на цену нефти, и как...

«Как Жирный Тони разбогател (и разжирел)
Жирный Тони стал (буквально) Жирным Тони, богатым и тучным, в ходе войны в Кувейте (последовательность событий была обычной: сначала богатым, потом жирным). Это случилось в январе 1991 года, в тот день, когда Соединенные Штаты атаковали Багдад, чтобы восстановить независимость Кувейта, на территорию которого вторгся Ирак.
У каждого интеллектуала, следившего за социально-экономической ситуацией, имелись


свои теории, предположения, сценарии и прочее. У каждого, кроме Жирного Тони. Он понятия не имел, где расположен Ирак и что это такое – то ли провинция в Марокко, то ли какой-то эмират, жители которого любят пряные блюда, расположенный к востоку от Пакистана. Тони ничего не слышал об иракской кухне, так что и сама страна для него не существовала.
Тони знал только, что на свете есть лохи.
Если бы вы спросили в то время любого умного «аналитика» или журналиста о ценах на нефть, они спрогнозировали бы повышение этих цен в случае, если война будет. Но именно эту причинно-следственную связь Тони не мог принять на веру. В итоге он поставил на то, что она неверна: раз уж они все готовятся к тому, что вследствие войны нефти станет больше, ее стоимость изменится соответственно. Война могла повысить цены на нефть, но это не касалось запланированной войны – потому что цены меняются в соответствии с ожиданиями. Как говорит Тони: «Они уже сидят внутри цены».
В самом деле, когда появились новости о войне, нефть, стоившая 39 долларов за баррель, подешевела почти вполовину, и Тони превратил вложенные триста тысяч долларов в восемнадцать миллионов. «Такое бывает редко, нельзя упускать случай, – говорил он потом Ниро за обедом, уговаривая своего друга не из Нью-Джерси поставить на крах финансовой системы. – Тебе в руки плывут отличные рисковые ставки, но ты их не увидишь, если будешь смотреть новости».
Обратите внимание на главное утверждение Жирного Тони: «Кувейт и нефть – это не одно и то же». Это высказывание поможет нам определить слияние. Тони приобретал больше, чем терял, а ему только это и надо было.
Многих дешевая нефть лишила последней рубашки, несмотря на то, что они верно предсказали войну. Просто они думали, что этого достаточно, чтобы разбогатеть. Но к той войне слишком долго и слишком тщательно готовились. Помню, я зашел как-то в офис
управляющего крупным фондом и увидел на стене карту Ирака, как будто это был не офис, а главный штаб. Другие менеджеры фонда знали все, что только можно было знать, о Кувейте, Ираке, Вашингтоне, ООН. Они не знали только очень простого факта: все это не имело отношения к нефти – это не одно и то же. Аналитика была точна, но относилась к другим вещам. Разумеется, когда цены на нефть упали, управляющий разорился и, как я слышал, пошел преподавать в юридический вуз.»