Синдром дефицита внимания (репост)

На самом деле, СДВ, кто не знал — профессиональная болезнь трейдеров… поэтому, думаю, статья актуальна на H2T


---


В обстановке сокращений, урезанных бюджетов и неуверенности в своем рабочем месте, казалось бы, неизбежно приходится делать много дел одновременно. Так вы хотя бы выглядите занятым. Умение решать много задач одновременно — это чудесно для вашей карьеры. Кому не внушит трепет человек, который может все и сразу: слушать выступающих на совещании, бегло читать отчет и проглядывать свою электронную почту?


Но все это — иллюзии. Оказывается, что умельцы делать кучу дел одновременно почти ничего не запоминают, да и добиваются не многого. Таков вывод Эйал Офир, Клиффорда Нэсса и Энтони Вагнера из Стэнфордского университета, опубликовавших свое исследование в последнем сборнике докладов американской Национальной академии наук, пишет Slon.ru.


Исследователи изучили работу 262 студентов, разделив их на группы — «активных многозадачников» и тех, кто иногда практикует многозадачность, — и, сравнивая их по таким критериям, как способность запоминать, переключаться с одного задания на другое и концентрироваться на чем-то одном.


Было обнаружено, что те, кто регулярно пытается делать сразу много дел, вообще не могли на чем-либо сконцентрироваться.


В одном из заданий ученые проверяли способность игнорировать то, что к делу не относится. Они показали студентам группу из красных и синих прямоугольников и попросили не обращать внимание на синие, убрали все прямоугольники, а потом показали их снова и спросили, все ли красные на месте.


Исследователи предполагали доказать, что увлеченные многозадачностью справятся лучше. Ничего подобного. «Они были гораздо хуже, — говорит Нэсс. — Активные „многозадачники“ не смогли отвлечься от синих прямоугольников. Они любители всего, что не относится к главной теме».


Наконец, студентов попросили переключаться с одного задания на другое: сначала они классифицировали буквы как гласные или согласные, потом — числа как четные или нечетные. Активные «многозадачники» дольше переключались с букв на цифры. Это потому, говорит Нэсс, что они всегда думают о других вещах, а не о тех, с которыми сейчас работают.


Тот факт, что у них не получалось ничего игнорировать, заставил Нэсса предположить, что у них может быть хорошая память. Но и это предположение не оправдалось.


«Их разуму трудно отделить разные вещи друг от друга», — говорит он. Исследователи все еще изучают вопрос, врожденная ли у хронических «многозадачников» неспособность концентрироваться, или же они наносят ущерб своим когнитивным способностям, просто принимая на себя слишком много дел сразу. Но точно можно сказать, что интеллект «многозадачника» работает не так хорошо, как мог бы, — может быть, даже гораздо хуже, чем у пенсионера, который сосредоточенно читает одну-единственную газету.


«Мы действительно не понимаем, что происходит — кроме того, что им, кажется, нравится наводнять свой ум информацией, — добавляет Нэсс. — Как будто им нравится оглядываться вокруг и искать все новую и новую информацию вместо того, чтобы взвесить уже имеющиеся данные. Мы не знаем, есть ли у такой стратегии свои преимущества, но мы можем сказать одно: делать несколько дел сразу у них получается отвратительно».


Исследование заинтересовало многих ученых, изучающих синдром дефицита внимания (СДВ). Они полагают, что постоянное чередование сосредоточенности и отвлечения, к которому нас приучили новые технологии, приглушает те качества, что мы ценим больше всего: продуктивность и креативность. Постоянная потребность проверять, что пришло по SMS, по почте, что происходит в корпоративной сети, блоге, Twitter или Facebook, приучает разум хватать пищу резкими бросками, постоянно прерываясь, не жуя и не переваривая.


Психиатр Эдвард Хэлловелл, специалист по СДВ и автор книги CrazyBusy, выступал в офисах по всему миру, убеждая работников меньше увлекаться многозадачностью и больше думать. «Важно определиться, — говорит он. — Нам всегда приходится заниматься несколькими делами одновременно, но в наше время люди при этом еще и пытаются сосредоточиться сразу на нескольких вещах. Это невозможно с когнитивной точки зрения. Если речь идет о бессодержательной болтовне, хорошо; но если это лекция по физике — извините. Многозадачность снижает монотонность скучных, рутинных дел: можно одновременно разгружать посудомоечную машину, кормить собаку и помешивать овсянку. Для этого требуется определенная ловкость».


Профессиональные «многозадачники», которые используют новейшие гаджеты, чтобы срезать углы и сэкономить время, упускают главное. «Если вы так работаете, то отказываетесь от какой-либо глубины, — говорит Хэлловелл. — Вы теряете способность рефлексировать. Вы просто становитесь ходячим микропроцессором, мощность которого растет по экспоненте».


Хэлловелл называет это «присосаться к экрану»: «Люди постоянно проверяют почту. Мы не можем отказаться от этой привычки, но она вредна, потому что это всего лишь способ увильнуть от трудного дела. Вы буксуете».


Хэлловелла пригласили, чтобы убедить трейдеров проводить меньше времени, гипнотизируя экраны, и больше времени, размышляя о перспективных инвестициях: «Я объяснил им, чем отличаются мыслительные процессы при сосредоточенном размышлении и в случае, когда вы „присосались к экрану“, но они не могли остановиться. В результате нам пришлось переместить экраны с Bloomberg, чтобы они не отвлекались».


Чтобы не погрязнуть в многозадачности мелких дел, нужна стратегия и определенная сила воли. Дерек Дэй из компании PassionBrand, занимающейся бренд-консалтингом, неукоснительно избегает вещей, размалывающих внимание. «Отвлекаться губительно, если вы хотите развить новую идею, — говорит он. — Это прерывает творческое крещендо — тот самый напряженный, до мурашек по коже, путь, который начинается с первого появления даже не идеи, а обрывка, намека, мысли, темы. Вы размышляете над этой мыслью и вертите ее в голове; она становится более материальной и более настойчивой. Эта энергия сама себя раскручивает, вы погружаетесь в нее, добавляете что-то от себя, и она кричит в ответ. Это так органично, и вы чувствуете, как приближается кульминация, она набухает, растет, и вдруг — би-ип! Пришедшее письмо, SMS или телефонный звонок сводит все на нет, вы вернулись в самое начало, и нужно запускать все заново, а может, и бросить — да, пожалуй, бросить».


Еще одна тактика — бегать трусцой без мобильного телефона. Дэй говорит: «Вряд ли я забуду идеи, благосклонно согласившиеся прийти ко мне после хорошей пятикилометровой пробежки на свежем воздухе. Вам нужно сбежать из офиса и от новых технологий. Мой бизнес-партнер, она же моя жена, давно настаивает, чтобы я носил с собой BlackBerry. И в какой-нибудь недобрый час, я, вероятно, сдамся. Но пока я стойко сопротивляюсь: моя переписка с клиентами станет более эффективной, но придумывать те идеи, за которые они мне платят, я буду менее плодотворно».


Многозадачность приятна, потому что она высвобождает допамин. Как и любая зависимость, она дает короткий прилив эмоций (а также ложное ощущение радости от выполненного дела). Однако «поток», благодаря которому мы полностью погружаемся в свои мысли, приходит из коры головного мозга, он обеспечивает чувство успеха и удовольствия. «Это сильно отличается от процесса присасывания к экрану, который имеет своим источником мозжечок», — говорит Хэлловелл.


Есть теория, что многозадачность вообще не связана с решением каких-либо задач, поскольку этот процесс происходит в поверхностной области мозга, наименее связанной со способностью к познанию.


Хэлловелл предсказывает распространение поведения по СДВ-типу: «У вас разовьются самые худшие качества: импульсивность, раздражительность, неэффективность и неорганизованность, а некреативность и оригинальность», — говорит он. И что в итоге? «Мы поглупеем. Мы утратим нашу способность к изобретать новое и адаптироваться».


Исследование, проведенное для HP, показало, что IQ работников умственного труда, которые отвлекались на электронную переписку и телефонные звонки, падал на 10 пунктов — в два раза сильнее, чем после курения марихуаны.


Многозадачность заключается по большей части в том, чтобы успеть разгрести то, что на вас навалилось. Источников информации все больше, многие работники чувствуют себя погребенными под ее грудой и не способны сконцентрироваться хоть на чем-то.


Психиатр с Харли-стрит (улица в Лондоне, на которой расположены офисы многих частных врачей) Теодор Суцос говорит, что наблюдает взрослых пациентов с симптомами, похожими на СДВ: они просят выписать риталин, чтобы справиться с массой информации, которую нужно усвоить.


Согласно опросу, проведенному AOL в 2008 г. среди 4000 пользователей электронной почты, 46% признали наличие зависимости (а 15% даже признавались в этом на исповеди). 26% пользователей признали, что хотят уничтожить всю свою электронную переписку или даже так уже сделали. Одно исследование Microsoft показало: после того, как тебя отвлекли электронным письмом, требуется 25 минут на то, чтобы вернуться к исходной задаче. Компании уже подумывают о новых технологиях, которые не дадут старым технологиям помешать вам.


Джону Треанору, гендиректор Conduit Partners, компании, которая помогает высокотехнологичным стартапам найти стратегию монетизации, приходится удерживать себя от многозадачности и «присасывания к экрану». «В прошлом я журналист. Я любитель гаджетов, но получаю около 150 писем в день, не считая спама».


Его решение — стать менее технологичным: Треанор переехал в коттедж с тростниковой крышей в Оксфордшире, где плохо принимается сигнал мобильной связи, и очень медленный доступ в интернет, и теперь его дом — его крепость — защищает его от технологий.


«Важные для меня люди знают мой номер», — говорит он. Проехав пять минут по близлежащей дороге, он попадает в зону доступа, и его телефон начинает получать сообщения голосовой почты. «По крайней мере, так я могу решать, кому перезвонить», — говорит он.


Раньше Треанор зачастую просыпался в пять утра, чтобы расчистить почтовый ящик, но письма он продолжает получать до 11 вечера (его сотрудники работают удаленно, зачастую по ночам). Чтобы отучиться от этой привычки, он согласился поучаствовать в трехсерийном документальном фильме компании BBC «Тишина» и теперь проведет две недели в тихих монастырях в Суссексе и Уэльсе.


Об этом недуге современности написана уйма книг. Некоторые считают, что почту надо проверять два раза в день (а отвечать не более чем пятью предложениями), или же читать только документы, для которых установлен высокий приоритет (предполагается, что ваш компьютер хорошо понимает, что вам нужно).


Все мы «подсели» на многозадачность, и, как и в случае с любой другой зависимостью, отказ от нее бывает весьма болезненным. Многозадачность дает приятные ощущения, потому что это иллюзия работы. А на самом деле мы занимаемся этим, чтобы не работать.







1 комментарий

avatar
  • piterman
  • 0
Признаться в числе счастливцев, которые делаю все одновременно. Читал сто концентрация внимания снижается в 3 раза при условии решения более 2 задач одновременно. ничего не могу с собой поделать, внимательность явно не самая сильная моя сторона... 

Добавить комментарий