Прокрастинация - что это такое и способы борьбы (репост)

завтрамен


— Прокрастинация (непроизвольное откладывание на потом) — это форма защиты своей жизни, своего жизненного времени и своих ценностей от требований социума. Прокрастинация — это часто реакция на абсурд и бессмысленность того, что приходится делать. Это непроизвольная автоматическая защита, которая действует в обход сознания, поэтому она бывает не особо полезна. Но защищает.

— Прокрастинация может быть корпративной традицией — прокрастинируют, то есть делают всё в последний момент, целые организации и бизнес структуры, как частные, так и государственные. В последний момент даются задания («дэдлайн вчера!»), в последний момент принимаются или меняются решения руководства, а сотрудники в ответ на этот абсурд сидят в социальных сетях. Сопротивляться такой коллективной организационной прокрастинации бывает сложно и не всегда возможно. Мы, кстати, продумываем теперь тренинг, посвященный корпоративной прокрастинации.

— В делах, которыми мы занимаемся, есть то, что соответствует нашим ценностям и интересам, а есть то, что им не соответствует и даже противоречит — некий «прицеп» к локомотиву нашей мотивации. Это может быть рутинная, скучная, неприятная часть работы. Прокрастинации — бессознательный способ убрать своей жизни этот «прицеп». И тут представляются два пути.



От чего-то действительно можно отказаться и просто не делать этого — это не являющаяся необходимой часть работы, никому не нужная, которая делается по инерции. И прокрастинация показывает, что можно не делать. А то, что для нас безусловная ценность или ведет к безусловным ценностям, мы обычно делаем, потому что не делать — не вариант.

Второй вариант — если это все же неизбежная часть работы, которая нам не нравится, но ведет к заветным для нас целям, то можно с этим «прицепом» договориться заново. Можно выяснить, когда к нему испортилось отношение, что испортило эти отношения, и найти способы их восстановить и улучшить. Ну или хотя бы сделать более терпимыми. А еще можно этот «прицеп» наполнить чем-то интересным.

— Есть отдельные виды деятельности и целые профессии, у которых высокий фактор прокрастинантности. По-хорошему, это все надо бы экспериментально исследовать. Но уже сейчас можно предположить, что особой прокрастинантностью отличаются профессии, в которых от человека требуется высокая концентрация, но при этом он работает в достаточно свободных условиях, не в жестких рамках. И его работа связана с будущим результатом, а не сфокусирована здесь и сейчас. То есть, ее можно откладывать. Например, авиадиспетчеру сложно прокрастинировать, потому что результаты его работы жестко привязаны к настоящему моменту. А вот копирайтеру или переводчику, например, сложно не прокрастинировать, потому что результат его работы нужен потом, а не прямо сейчас. Еще программисты и работники IT часто подвержены прокрастинации — это также связано со структурой деятельности. Как, впрочем, и с пунктом два из этого перечня.

— Так или иначе, если мы что-то делаем, то скорее всего ради своих ценностей и больших целей — ради того, что важно для нас в жизни. Но иногда работа бывает связана с этими ценностями лишь косвенно. То есть, она им способствует, мы ходим на нее ради своих ценностей, но непосредственная связь часто теряется. А некоторые работы так и совсем косвенно относятся к тому, что для нас важно, но это — отдельная тема. Так вот, прокрастинация возникает часто от того, что мы на время теряем контакт со своим ценностями — словно бы забываем, ради чего мы все это делаем. И оказываемся в смысловой пустоте. А прокрастинация на эту пустоту очень чутко реагирует, и сразу тут-как-тут. И можно находить способы оставаться в контакте со своими ценностями и отдаленными целями, а также произвольно восстанавливать этот контакт, когда он теряется.

Пожиратели мотивации

Что бы мы не делали, мы это дело делаем в рамках представлений о том, как нужно и должно что-либо делать. Например, человек научился составлять годовой отчет — в институте или на первом месте работы. Составляя отчет, он вроде бы руководствуется конкретными навыками и знаниями о том, как это делается. Но кроме этих знаний на него могут влиять другие знания — о том, как нужно делать что-бы то ни было. Эти знания не про бухгалтерию и финансы — эти знания вне контекста, они на все случаи жизни. И к конкретной ситуации они могут быть вообще не особо применимы, и даже могут в этой ситуации мешать.

У каждого из нас могут быть сотни идей о том, как нужно что-то делать, которые роятся вокруг. Они могут быть нейтральны, а могут активно атаковать — вызывать чувство тревоги, стыда, несостоятельности и т.п., и т.д. Некоторые из этих идей бытуют в форме пословиц и поговорок, некоторые в форме афоризмов «житейской мудрости», некоторые в форме эвристик доступности — первого, что приходит в голову. Яркий пример — поговорка «Семь раз отмерь, один отрежь». Есть в ней некоторый элемент мудрости, но во всех ли контекстах она применима? В принципе, если на такую семикратную примерку посмотрит психиатр, то может и диагноз «обсессивный синдром» поставить.


Такие идеи могут действовать на нас подспудно, минуя сознание — они ведь стали частью смысловой реальности, в которой мы живем, стали фоном, который мы не замечаем, но который на нас влияет. Происходит сдвиг мотива на цель, как это называется в отечественной психологии: наша цель уже — не сделать что-то запланированное, а соответствовать этим идеям. А сделать — это уж так, десятым делом становится. Если мы используем эти идеи критически, то они могут помогать, а если мешают, то мы их отвергнем. А если эти идеи действуют на нас без фильтра критического понимания, то могут создавать психологические проблемы — те же самые обсессии (навязчивости). Тут и навязчивые действия, и навязчивые тревоги и страхи, прокрастинация — навязчивое откладывание наше любимое («отрежу в последний момент, а до этого буду примерять»), да и ко многим другим. 

Почему эти идеи становятся такими влиятельными и создают такие неприятные проблемы? Вроде, это просто такие необязательные инструкции, как бы сделать получше, подсказки такие от других людей. Но в обществе, построенном на власти норм и регламентов, эти идеи приобретают характер норм — это не просто подсказки из чужого опыта, а нормативные представления о том, КАК НАДО. Если вы не соответствуете этим КАК НАДО, то значит с вами что-то не так — вы неумеха, бестолковый, упрямый, неквалифицированный, неспособный и т.п. Это могут быть дискриминирующие «диагнозы» как про навыки и способности человека, так и про его личностные и даже моральные качества — раз не делает КАК НАДО, значит не хочет учиться, а если не хочет учиться, значит личность сомнительная, любить никто не будет.

Такие вердикты часто выносят не только и не столько окружающие люди, но и человек их сам себе выносит — потому что обучился применять к себе такую нормативную-морализаторскую власть, это стало способом саморегуляции. Вот только насколько эффективным, и насколько предпочитаемым — вот вопрос. 

И так, какие же идеи могут влиять таким образом? Назову пару-тройку знакомых мне, а вы добавляйте в комментах. Я буду еще апдейтить — какие-то идеи дописывать, по мере поступления в голову:

 - Если уж делать, то делать хорошо, а лучше вообще не делать. Вроде как, это идея про качество. Но ее подспудный смысл и императив — не только про «делать хорошо», но и про не делать вообще. Коварство этой идеи еще и в том, что она может побуждать оценивать продукт своей работы сразу, как только вы начали ее делать, и когда качество еще рано оценивать. Да и что такое «хорошо» — тоже не особо конкретно. Относительно чего хорошо? В соответствии с каким критерием?

Не умеешь — не берись. Это целая философия деятельности, которая подразумевает, что нужно сначала научиться, или обладать особыми способностями, и только тогда можно начинать что-то делать. А иначе —  случится что-то страшное или постыдное. И множество людей подолгу не приступают к деятельности, пока не уверятся, что они это умеют. То есть, могут и никогда не приступить, потому что могут никогда не увериться. Умение, умелость — это не тотальные категории, а весьма относительные. Они зависят от чьей-то субъективной оценки, от кем-то заданных критериев и уровней мастерства. Можно рассуждать по схеме — либо полностью умею, либо полностью не умею. Можно рассуждать по схеме — на данном этапе частично умею на таком-то уровне, а частично умею на уровне пониже. С опытом уровень может повыситься, а без опыта его повысить сложнее. 


— Если что-то делаешь, то важно ничего не упустить, учесть ВСЕ. Всегда найдется кто-то, кто скажет — вот про это ты почему не подумал, не учел? А можно, мол, было сделать по-другому, лучше. Эта идея подразумевает, что есть идеальный, максимально полный эталон выполнения какого-то дела, а все остальное — недоделки, ошибочные варианты. Это основано на допущении, что учесть ВСЕ факторы — возможно и нужно.При этом отрицается возможность другого взгляда на деятельность: своими действиями мы выбираем какой-то один вариант развития событий из огромного количества вероятностей. А эта идея словно подписывает нас под тем, чтобы контролировать все возможный варианты. Ну что ж, обсессивно-компульсивное расстройство — бич нашего времени, и, возможно, не без влияния такой философии. Про это давно я давно собираюсь написать, черновик уже полгода висит — боюсь что-то упустить) 

Летняя отлынька 

Тяжело работать летом — жалуются мне многие люди — клиенты, друзья, знакомые и незнакомые. Лето — сезон особо острой прокрастинации. Погода, тело, лимбическая система говорят в один голос — на фиг работу, айда купаться. И лобным долям коры особо тяжело призвать остальные части мозга к ответственности и работе — тяжело им справиться с отлыниванием-прокрастинацией. Я про отлынивание уже писал, и еще буду писать — это одна из моих любимых тем в работе. Сегодня хочу написать о прокрастинации как особом состоянии, позволяющем избегать негативных эмоций. 

Прокрастинация или отлынивание — это один из видов избегающего поведения. Человек словно бы избегает заниматься какими-то делами, которые сам же выбрал делать. Я написал «словно бы», потому что на психологическом уровне — человек избегает не делать дела, а испытывать эмоции и неприятные состояния, которые жестко закрепились в его психике в связи с этими делами. Как получилось, что какие-либо дела постоянно сопровождаются негативными состояниями — отдельный вопрос, но так уж получилось. И это факт, который лучше принять, чем отрицать. Ведь если его отрицать, то вряд ли получится справиться со сложностями. 


Иногда важно понять, что мы попали в тупик избегания — мы оцениваем дело как невыполнимое, а эмоции по его поводу как невыносимые. И автоматически, вопреки своей воле, решаем: «А ну его!». Как выйти из этого тупика? Принять эти эмоции как закономерные. Это ведь вполне естественно — в процессе выполнения какого-то дела проходить через трудности и сложности, беспокоиться, волноваться, бояться. Когда мы входим в какое-то помещение, мы открываем дверь и переступаем порог. Негативные оценки и эмоции — это тоже такой порог, который нужно переступить, чтобы войти в дело, внутрь процесса. И пугает не само дело, а именно этот порог, зачастую. А дело вполне выполнимое, скорее всего, если уж вы зачем-то решили, что его нужно сделать. Совсем не ваше дело не возникло бы на повестке дня — все-таки мы подсознательно склонны строить свою жизнь и выбирать себе работы так, чтобы это было посильно и важно именно для нас. 

Эти пороговые, предварительные негативные состояния — неизбежны, их нужно проходить. И люди делятся не на тех, у кого всё гладко в любой деятельности и на каких-то страшных невротиков, у которых всё наперекосяк. А на тех, кто решает переступать порог, и на тех, кто не решается переступить. Ведь, чтобы приступить к делу, нужно совершить небольшое насилие над своей психикой — включить произвольное внимание. Состояние, в котором мы пребываем, не занимаясь чем-то конкретным — это состояние непроизвольного внимания (я внимание называю состоянием условно — точнее сказать, определенный модус внимания приводит к определенному состоянию). Оно скачет и скользит где хочет. Этот процесс не требует напряжения, он достаточно приятен, и расстаться с ним бывает не так-то легко. И не так уж хочется. 

Чтобы сконцентрироваться на каком-то деле, требующем напряжения и преодоления сложных моментов, нужно включить произвольное внимание — искусственно, усилием воли удерживать его на предмете работы. Этот процесс не такой приятный, как скольжение непроизвольного внимания, он требует усилий, терпения, решительности. Иногда бывает легко активировать и удерживать такое внимание, иногда тяжело. Это примерно как в воду войти — если она ледяная, то бывает мучительно, а если теплая, то легко и приятно. Либо, водоем неизвестный и с мутной водой - представляются неведомые чудовища на дне. Либо течение страшит — куда оно вынесет то.

Навык произвольности вырабатывается в детстве, и если у вас с этим сложности, то виноваты в этом не вы, а те методы, при помощи которых вас обучали произвольности. Скорее всего, они были не очень хороши. Значит, нужно обучаться произвольности теперь — самостоятельно или с помощью психолога. И, скорее всего, если вы дочитали мой пост до этого места, больших проблем с этим у вас нет, остается только немного доразвить. Думаю, прокрастинация возникает не у тех людей, у которых вообще не развит навык произвольности, а у тех, у кого его развитие было связано со стрессами. То есть, развиться то развился, но большой ценой. И теперь вы её платите. 

С каким бы трудом не давалось произвольное внимание, вознаграждения за это бывают гораздо более весомые, чем за простое скольжение. На житейском уровне, это результат деятельности, в том числе и зарплата. А на психологическом уровне — одно из самых дивных состояний, известных человеку - постпроизвольное внимание. Это внимание, которое уже не нужно искусственно удерживать на предмете работы. Это естественная сосредоточенность, когда вы с ним словно бы сливаетесь с предметом работы, глубоко погружаетесь в процесс, испытываете азарт и удовлетворение от процесса. И работа идет так, что оторвать невозможно, горит под руками. Мой любимый психолог Михай Чиксентмихайи называет это состоянием потока  — название говорит само за себя.

Как ни странно, непроизвольное внимание тоже дает в чем-то похожее состояние — вы также словно бы в потоке. Но только этот поток неуправляемый — это как если бы вас несло течением реки куда-то, куда вы не знаете. И особого результата там не предвидится — разве что недовольство собой и житейские проблемы. Постпроизвольное внимание дает поток, который несет вас туда, куда вы сами выбрали, к чему то важному и полезному — к результату. Еще одно отличие в том, что для попадания в поток постпроизвольного нужно переступить через порог напряжения, которого требует произвольное внимание. Если вы его не переступаете, то вы прокрастинируете. И боретесь с этим, тратя последнюю энергию. Возможно, более эффективным будет не бороться, а понять — что так пугает в этом пороге, что конкретно мешает переступить его. А главное найти, что поможет его переступать. Это отдельная тема для психологической работы. И если уж летом не получается ни работать толком, ни отдыхать, то можно посвятить его тому, чтобы разобраться с этими сложностями, а цыплят по осени считать)
 
© 
Психолог Данила Гуляев
danilling.livejournal.com






0 комментариев

Добавить комментарий