Как мне эта "либерастия" надоела.....

«Нефтегазовый Титаник» российской экономики идёт на дно
04.07.2013 11:23   Разбор полетов с финама

Ситуация в российской экономике стремительно ухудшается, а сам отечественный деиндустриализированный и дезинтегрированный «нефтегазовый Титаник», пребывающий в состоянии непрерывного двадцатилетнего всё более отчётливо идёт на дно. В кулуарах Санкт-Петербургского Международного Экономического Форума экс-глава Министерства экономического развития Андрей Белоусов открыто развеял профессиональный оптимизм правительства относительно светлых перспектив отечественной экономики.


Пожалуй, единственный профессиональный экономист в ультралиберальном правительстве Медведева указал, что темпы роста российской экономики в мае текущего года составили не более 1%, что выглядит откровенным провалом на фоне роста ВВП на 1,8% в январе-апреле текущего года и на 4,2% в мае предыдущего года. В целом же по итогам января-мая текущего года зафиксирован рост российской экономики менее чем на 1,8%, что выглядит крайне неутешительным результатом после роста на 4,5% по итогам первых пяти месяцев 2012г.


Однако стоит напомнить, что высокопоставленные чиновники в администрации президента и в правительстве не любят инакомыслие и не держат несогласных с генеральной линией партии – на совещании у президента Владимир Путин лично раскритиковал министров и, в частности, Андрея Белоусова за нагнетание обстановки и дал недвусмысленно понять, что не хочет слышать разговоры про скатывание отечественной демонетизированной. дезинтегрированной и деиндустриализированной экономики в кризисное состояние. С тех пор и без того крайне слабая, неструктурированная и малочисленная оппозиция сторонникам политики «кудриномики» в высших эшелонах власти старается не портить настроение руководству страны и про депрессивное состояние отечественной экономики старается лишний раз не упоминать.


Судя по всему, именно этим объясняются статистические чудеса и манипуляции, благодаря которым чиновникам удаётся подтягивать крайне слабые макроэкономические показатели под требования руководства страны. В противном случае не получается объяснить ситуацию, при которой на фоне стабильно ухудшающейся ситуации в производственной сфере и затухающей буквально на глазах инвестиционной и потребительской активности государственному органу статистики удаётся не допускать сильного падения и откровенной просадки основных макроэкономических показателей.


Весьма показательно, что чиновникам МЭР удалось отчитаться о росте ВВП России на 1,8% в январе-мае текущего года на фоне обвала экономической активности в мае исключительно благодаря статистическим манипуляциям — радикальным образом в лучшую сторону (с 2,6 до 3,1%) задним числом были пересмотрены годовые темпы прироста ВВП России в апреле текущего года. Судя по всему, это очередная новация экономического блока – в условиях стремительно нарастающего затухания экономики и расширяющегося спада производственной, инвестиционной и потребительской активности чиновники начинают задним числом пересматривать в худшую сторону ранее сделанные оценки макроэкономической ситуации.


Кризисный спад в промышленности


Откровенно удручающая ситуация складывается в реальном секторе российской экономики – после роста объёмов промышленного производства на 1% в первом квартале 2013г. и на 2,3% в апреле текущего года зафиксирован спад производственной активности на 1,4% по итогам мая. Хуже ситуация складывалась только в феврале текущего года, когда объёмы выпуска продукции в реальном секторе экономики обвалились на 2,4% — до этого спад в промышленном секторе фиксировался только в разгар финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. Однако в начале 2013г. спад промышленного производства в существенной степени был обусловлен статистическим эффектом высокой базы – в феврале 2012г. прирост производства в промышленном секторе составил 6,5%, что заметно выше роста на 4% в среднем в январе-марте 2012г. и на 2,3% во втором квартале того же года.


Однако стремительный и крайне глубокий спад производственной активности в мае текущего года на 1,4% не получается списать на статистические эффекты и искажения – в мае предыдущего года увеличение промышленного производства составило порядка 3,7%, что лишь немногим превосходит результаты января-мая того же года (3,4%) и рост выпуска товаров в производственном секторе в 2011г. Неудивительно, что в январе-мае текущего года темпы роста промышленного производства оказались аж в 17 раз (!) ниже, чем по итогам первых пяти месяцев предыдущего года – едва заметные 0,2% против 3,4%. Столь стремительный спад динамики производственной активности, нарастающий на протяжении последних полутора лет, не оставляет сомнений в банкротстве и несостоятельности проводившейся на протяжении последних 12 лет политики стерилизации экономической активности и недопущения роста промышленного производства через принудительную стерилизацию якобы избыточной денежной массы и недофинансирования экономики посредством политики, которые подавались под патриотические рассуждения о «вставании с колен» и «построении энергетической сверхдержавы».


Это является очередным и весьма наглядным свидетельством того, что даже стабильно высокие цены на энергоносители и весьма благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура не в силах удерживать на плаву отечественную «экономику трубы» — 2012г. и первые месяцы 2013гг. со всей очевидностью подтверждают тезис о дефолте ресурсно-сырьевой модели экономики и исчерпании политики паразитического проедания нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, а также хищнической эксплуатации доставшегося в наследство от СССР научно-технического, инновационного, производственного, инфраструктурного и человеческого потенциала.


Весьма показательна ситуация в обрабатывающей промышленности, годовые темпы роста которой сдались с 4,8% в январе-мае 2012г. до едва отличимых от статистической погрешности 0,2% в аналогичном периоде 2013г.


Неудивительно, что наиболее высокорентабельные, доходные и при этом заметно менее рискованные экспортноориентированные отрасли промышленности, обеспечивающие поступление без малого 85% экспортной валютной выручки и 70% доходной части федерального бюджета, а также извлекающие природно-сырьевую ренту от агрессивной эксплуатации природного потенциала и распродажи невосполнимого минерального сырья, демонстрируют заметно более позитивную динамику, нежели низкорентабельные наукоёмкие отрасли обрабатывающей промышленности высоких переделов, ориентирующиеся на внутренний сужающийся платёжеспособный спрос, всё в большей степени удовлетворяемый наплывом дешёвого китайского и субсидируемого европейского импорта.


Так, производство кокса и нефтепродуктов по итогам первых пяти месяцев 2013г. продемонстрировало рост на 1,6%, химическое производство нарастило выпуск на 1,9%, неметаллических минеральных продуктов – на 2,2%, а выпуск резиновых и пластмассовых изделий, являющихся продукцией первичных переделов и полуфабрикатом для производства наукоёмкой продукции (главным образом со стороны иностранных ТНК), подскочил на 8,3%. На этом фоне крайне удручающим и настораживающим видится спад производства в деревообрабатывающей промышленности (на 3,3%), целлюлозно-бумажной промышленности (на 8,1%), металлургическом комплексе (на 0,5%).


Ещё меньше оптимизма вызывает ситуация в наукоёмкой промышленности высоких переделов, производящей готовую высокотехнологичную продукцию с высоким мультипликатором добавленной стоимости, являющейся производственно-технологическим и структурным фундаментом для модернизации экономики, неоиндустриализации народного хозяйства и преодоления «сырьевого проклятия». Несмотря на периодически обостряющиеся заявления чиновников о необходимости «инноваций» и форсированного развития научно-технического потенциала, на деле наблюдаются строго противоположные тенденции и процессы – дезинтеграция и структурно-технологическая деградация экономики, десуверенизация и оффшоризация народного хозяйства, примитивизация производства и упадок в несырьевом и неспекулятивном контуре отечественной промышленности.


Упадок наукоёмких производств


Наиболее наглядно и красноречиво об этом говорит спад выпуска машин и высокотехнологичного промышленного оборудования на 5,5% в январе-мае текущего года при одновременном снижении производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования на 5,2% при одновременном сжатии производства транспортных средств и инфраструктурного оборудования на 1,8%. К вопросу о структурно-технологической деградации, загнивании обрабатывающей промышленности и продолжающемся разрушении научно-технического и инновационного потенциала отечественной экономики: в январе-мае текущего года производство поршневых двигателей внутреннего сгорания обвалилось на 39,2%, турбин на водном паре – на 30,8%, газовых турбин – на 16,4%, шариковых и роликовых подшипников (ключевой компоненты современного машиностроения) – на 9,7%, мостовых кранов – на 9,2%, холодильных витрин и прилавков – на 11,7%, плугов – на 7,9%, культиваторов для сплошной обработки почвы – на 24,8%, котлов-парообразователей – на 26,9%, сеялок – на 70%, эскалаторов – на 53,1%, а производство тракторов для сельского и лесного хозяйства обвалилось не менее чем на 51,9%.


Наряду с этим выпуск отбойных молотков упал на 52,7%, металлорежущих станков – на 11,2%, кузнечно-прессовых машин – на 10,4%, деревообрабатывающих станков – на 2%, сталеплавильного оборудования и литейных машин – на 16,3%, машин непрерывного литься стали – на 48,4%, проходческих комбайнов – на 30,4%, экскаваторов – на 10,6%, оборудования для обработки и переработки молока – на 29,8%, вычислительной техники – на 4,6%, электродвигателей переменного тока – на 8,1%, генераторов переменного тока – на 55,2%, преобразователей переменного и постоянного тока – на 14,6%, комплектов электрической аппаратуры коммутации – на 16,8%, изолированных обмоточных проводов – 8,8%, электрических конденсаторов – на 14,2%, полупроводниковых приборов – на 17,3%, приборов и аппаратуры для автоматического регулирования или управления – на 4,7%, счётчиков производства и потребления жидкости – на 10,9%.


Не намного лучше обстоят дела в ещё одной крайне значимой с точки зрения обеспечения структурно-технологической модернизации экономики, отраслевой диверсификации народного хозяйства и перестраивания с нефтегазовой иглы на инновационные рельсы развития отрасли промышленности – производстве транспортных средств. Так, согласно предварительным оценкам Росстата, сотрудников которого крайне сложно упрекнуть в желании сгустить краски и испортить настроение высокопоставленному руководству в Кремле и Правительстве, производство легковых автомобилей в России по итогам первых пяти месяцев текущего года, несмотря на приток нефтедолларов и стремительного роста внешнего долга всех субъектов российской экономики (на 150 млрд. долл. с января 2012г. по март 2013г. до отметки в 684 млрд. долл.), сжалось 2,3%, автобусов – на 2,6%, грузовых автомобилей – на 6,1%, машин для городского коммунального транспорта – на 15,4%, пассажирских магистральных вагонов – на 15,9%, грузовых магистральных вагонов – на 19,5%, а производство платформ на фоне разрастающегося спада в промышленном секторе и обвала грузовых железнодорожных перевозок на 4,1% обвалилось на 30,5%.


В глаза бросаются масштабы производства наукоёмкой и высокотехнологичной продукции – по итогам мая текущего года, который, по обещаниям властей, и президента должен стать годом технологического рывка и заделом для реиндустриализации, в России было произведено аж 5 (!) эскалаторов, 150 мостовых кранов, 74 газовые турбины, 36 двигателей внутреннего сгорания, 187 плугов, 621 трактор, 41 сеялка, 101 минитрактор, 62 котла-парообразователя, 219 отбойных молотков, 251 металлорежущий станок, 157 кузнечно-прессовых машин, 347 деревообрабатывающих станков, 4 проходческих комбайна, 165 экскаваторов, 75 комплектов буровых установок для эксплуатационного и глубокого разведочного бурения, 30 троллейбусов, 175 пожарных автомобилей, 15 магистральных электровозов переменного тока и 5 маневровых электровозов, 27 вагонов метрополитена и порядка 69 пассажирских магистральных вагонов.


Подобного рода масштабы производства (не говоря уже о качестве, потребительских характеристиках и конкурентоспособности указанной продукции) характерны для «банановых республик» и слаборазвитых стран с дезинтегрированной экономикой и разрушенной обрабатывающей промышленностью, а не для страны, руководство которой чуть ли не каждый день заявляет о необходимости реиндустриализации и «слезания с нефтяной иглы». По объёму выпуска готовой продукции высоких переделов и производству инновационных товаров Россия не просто уступает Китаю, Южной Корее, Японии или динамично развивающимся «азиатским тиграм» и «драконам». Подобные масштабы производства в обрабатывающей промышленности, которые зафиксированы в России в одном календарном месяце, характерны для среднесуточного производства в далеко не самых крупных «второсортных» промышленных провинциях Китая. Неудивительно, что по производству подавляющего большинства высокотехнологичных товаров конечного потребления в физическом выражении Россия уступает уже не только Вьетнаму, Таиланду, Малайзии и Турции, но даже РСФСР времён 1960-1965гг., а по ряду наукоёмких отраслей промышленности и вовсе сползла в довоенный период.


Не отличается оптимизмом ситуация в добывающих производствах, которые, по идее, должны были бы стать главными бенефициарами двадцатилетнего периода проедания нефтедолларов и иностранных кредитов, а также упадка обрабатывающей промышленности и превращения России в сырьевую колонию крупнейших экономически развитых стран. Именно в добывающем секторе экономике сосредоточена львиная доля прибылей (в последние годы порядка 26-27% суммарных прибылей экономики), которая обеспечивается за счёт хищнической и агрессивной эксплуатации природно-сырьевой ренты и распродажи оптом и в розницу невосполнимого минерального сырья в обмен не неограниченно эмитируемые «резервные» валюты.


Однако это нисколько не помогло сырьевым монополиям и нефтегазовым «национальным достояниям» нарастить объёмы добычи сырья – индекс физического производства продукции первичных переделов замедлился в два раза: с 1,1% в январе-мае 2012г. до 0,6% в аналогичном периоде текущего года. При этом наиболее заметный спад производственной активности (без малого в 3 раза — с 1,6 до 0,5%) зафиксирован в сфере ТЭК, тогда как за пределами топливно-энергетического комплекса темпы роста производства увеличились с едва заметных 0,3 до 1%. Несмотря на стабильно высокие цены на сырьевые товары и минеральное сырьё и рекордные прибыли сырьевых гигантов, производство бурого угля сократилось на 1,8%, сожжённого на факельных установках попутного нефтяного газа – на 4,2%, горючего природного газа – на 1,4%, сжиженного и регазифицированного природного газа – на 4,6%, железорудного концентрата – на 2%, железорудных окатышей – на 1,3%, хромовых руд и концентратов – на 9,7%, вольфрамовых концентратов – на 15%, хризотилового асбеста – на 16,5%, тогда как производство алмазов умудрилось обвалиться на 3,1% в годовом выражении.


Крайне тяжёлая ситуация складывается в системе естественных монополий, производство и потребление продукции и услуг которых традиционно наряду с грузооборотом транспорта является репрезентативным и надёжным опережающим макроэкономическим показателем, отражающим реальную ситуацию в производственном секторе экономики. Весьма показательно, что годовой прирост распределения электроэнергии, газа, воды и тепла на 1,8% в январе-мае 2012г. сменился спадом в размере 0,6% в аналогичном периоде текущего года. Особенно критическим видится сокращение объёмов производства, передачи и распределения электроэнергии на 1,1% — это закономерный результат варварской реформы РАО ЕЭС и разрушения единой энергосистемы страны. Стоит отметить спад выработки электроэнергии на 2,1% на тепловых станциях и на 5,9% на атомных электростанциях.


Деградация «экономики трубы»


Буквально на глазах происходит ухудшение ситуации в аграрном комплексе российской экономики – темпы роста производства продукции сельского хозяйства сжались с 4,4% в январе-мае 2012г. до 1,9% по итогам первых пяти месяцев текущего года. По сравнению с соответствующей датой предыдущего года совокупные засеянные площади яровых, зерновых и зернобобовых культур в хозяйствах всех сельхозпроизводителей сократились на 7,0%, сахарной свеклы — на 18,7%, картофеля — на 6,7%, овощей — на 6,3%, площади подсолнечника увеличились на 7,8%. Не лучше складывается ситуация в животноводстве, которое по физическим параметрам производства продукции и поголовья скота по-прежнему на 35-60% отстаёт от показателей эпохи советского застоя, люто ненавидимой «рыночными реформаторами» и их идейными учениками в сегодняшнем правительстве. Если благодаря сокращению поголовья крупного рогатого скота на 1% удалось обеспечить скачкообразный рост скота и птицы на убой в живом весе на 6,6%, то надои молока сократились на 4,3%, а яиц – на 0,8%.


Аналогичные по своей сущности депрессивные и кризисные тенденции наблюдаются в сфере лесозаготовок – согласно оценкам Росстата, спад на 1,4% в январе-мае 2012г. и на 4,5% по итогам всего предыдущего года сменился обвалом на 4% по итогам первых пяти месяцев наступившего 2013г. При этом наибольший спад лесозаготовок зафиксирован по брёвнам хвойных пород (на 4,2%), лиственных пород (на 2,3%), необработанной древесине (на 3,7%), тогда как заготовки топливной древесины, которыми до сих пор, несмотря на коррупциогенные и капиталоёмкие программы газификации регионов, отапливаются десятки тысяч мелких и средних населённых пунктов, обвалились на 10,9% в годовом выражении.


Рост объёма строительных работ на 5% в реальном выражении (т.е. с учётом инфляции – в постоянных ценах) в январе-мае 2012г. сменился спадом на 0,1% в аналогичном периоде текущего года, что также наглядно демонстрирует разрастание застойных и кризисных тенденций в российской деиндустриализированной и дезинтегрированной «экономике трубы». Крайне показательна для понимания сущности происходящих процессов в российской экономике и глубины кризисных явлений ситуация в транспортной системе – объём грузоперевозок после роста на 3,4% в январе-мае 2012г. и на 2,9% по итогам всего предыдущего года сократился на 0,9%.


Заметно меньше оптимизма вызывает спад грузооборота на железнодорожном транспорте – данный показатель является крайне значимым опережающим индикатором для понимания ситуации в реальном секторе экономики и производственном комплексе. В физическом выражении объём железнодорожных перевозок в январе-мае 2013г. обвалился на 3,5% после роста на 6,2% в аналогичном периоде предыдущего года – столь удручающей динамики перевозки грузов, который и так на 20% ниже уровней 1991г., в России не наблюдалось с осени кризисного 2009г. Хуже того, вслед за сильнейшим и глубочайшим за последние 4 года затуханием экономической и производственной активности объём погрузки основных видов грузов на железнодорожном транспорте сократился на 3,9% в январе-мае 2013г. после роста на 3,6% годом ранее. При этом наиболее сильное и драматичное падение погрузки грузов на железнодорожном транспорте зафиксировано по коксу (на 8,9%), нефти и нефтепродуктам (на 3,1%), рудам цветных металлов (11,2%), чёрным металлам (на 6,2%), лому чёрных металлов (на 10,3%), строительным грузам (на 5,5%), цементу (на 2,1%), лесным грузам (на 5,8%), комбикормам (на 8,1%) и рыбе (на 13,7%).


Наряду с этим без малого на 49% (т.е. практически в два раза!) обвалился объём погрузки зерна и продуктов перемола. На фоне усиливающегося спада в сельскохозяйственном комплексе, сокращения поголовья крупного рогатого скота, рекордного за последние годы снижения урожайности, нарастания масштабов морального и физического износа основных фондов и производственных мощностей (официально 55%, реально все 75-80%), непозволительно высоких ставок по кредитным ресурсам (которые в 3-4 раза превышают норму рентабельности в АПК – 20-22% против 6-7% соответственно), произвола перекупщиков, стремительного роста цен на ГСМ и услуги естественных монополий это лишний раз наглядно свидетельствует о депрессивном состоянии отечественного АПК.


Которое многократно усугубляется в силу пролоббированного сырьевым олигархическим капиталом и транснациональными корпорациями и глобальным бизнесом втягиванием неподготовленной и дезинтегрированной России на «Титаник ВТО» на кабальных условиях, которое по сути дела лишает правительство возможности проводить самостоятельную, суверенную, самостоятельную и независимую от внешнего контура стимулирующую и научно обоснованную (в пику квазирелигиозным догмам либерального фундаментализма и псевдонаучной идеологии «Вашингтонского консенсуса») денежно-кредитную, налогово-бюджетную, валютно-финансовую, научно-техническую, инновационную, структурную, промышленную и социально-демографическую политику.


Наряду с этим практически в два раза замедлились темпы роста розничного товарооборота – с 7,6% по итогам первых пяти месяцев 2012г. и 6,3% в среднем по 2012г. до 3,8% в январе-мае 2013г. И это несмотря на продолжающееся надувание кредитного пузыря на рынке потребительского кредитования – темпы роста кредитования населения со стороны коммерческих банков в январе-апреле текущего года превысили 37,3% (40% по итогам всего 2012г.), тогда как темпы роста кредитования нефинансовых предприятий (т.е. промышленного сектора и обрабатывающих производств) составили менее 14,4% (порядка 15,3% по итогам 2012г.).


Принимая во внимание стремительное разрастание кризисных тенденций в обрабатывающей промышленности и депрессивное состояние наукоёмких производств, выпускающих готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью, а также усиление зависимости российской экономики от импортных поставок зарубежных товаров и услуг (темпы роста импорта замедлились с 9,1% в январе-мае 2012г. до 5,3% в аналогичном периоде текущего года при том что стоимостной объём экспорта после роста на 12,2% сменился спадом на 4,2%), это позволяет с уверенностью говорить о том, что искусственное раздувание потребительской активности, благодаря которому удаётся поддерживать на плаву отечественный «нефтегазовый Титаник», стимулирует экономический рост, развитие промышленности и модернизацию на территории стратегических конкурентов – в США, странах Еврозоны, Великобритании, Японии и т.д.










4 комментария

avatar

Это давно было понятно что нефть когда-то закончится, свое производство так и не налажено. Будущее страны выглядит туманно.


Спасибо за хорошую информацию.


 

avatar
 Вопрос не в том что нефть когда-то закончится. Вопрос в том, что руководство в современных условиях не может ни придумать не внедрить оптимальный механизм перехода от нефти к какой-либо диверсифецированной модели. А население в свою очередь не готово работать на эту диверсифицированную модель. Посмотрите на например аграрку, там просто золотое дно. Но никто не хочет там работать. Многим лучше просто магазин. Это ведь проще. Мы сами хотим такой  жизни.
avatar
на юге люди работают и зарабатывают в аграрке. Просто они не должны мешать, а то побьют…
avatar
Руководство России вообще не понимает, что такое оптимальный механизм управления.

Добавить комментарий

Автор топика запретил добавлять комментарии