Наше интервью с Джоном Рубино (dollarcollapse.com): было бы странно ожидать, что цены на нефть вырастут

Наше интервью с Джоном Рубино (dollarcollapse.com): было бы странно ожидать, что цены на нефть вырастутПочему цены на нефть пробили отметку 50 долларов за баррель? Что ожидает нефтяную отрасль в дальнейшем? Какие факторы будут определять стоимость «черного золота»? Эти и другие вопросы PR-менеджер Exante Гита Эвеле задала нашему эксперту Джону Рубино, редактору dollarcollapse.com.

– Цена на сырую нефть марки Brent непрерывно росла, начиная с 2009 года. В прошлом году она достигла 115 долларов за баррель, однако в январе этого года упала ниже психологической отметки 50 долларов за баррель. Учитывая, что спрос на нефть кардинально не изменился, в чем, на ваш взгляд, заключаются основные причины падения цен?


– Есть несколько причин, и среди них сложно выделить главную. Начнем с того, что нефть изначально была переоценена, ее цена достаточно долго превышала исторические средние значения, поэтому на отметке 110 долларов за баррель уже следовало ожидать коррекции.


В то же время, существует целый ряд геополитических проблем, большая часть которых сконцентрирована вокруг России. Например, Саудовская Аравия является основным конкурентом Сирии, которую Россия поддерживает. В ответ Саудовская Аравия увеличивает объемы нефтедобычи, чтобы «наказать» Россию и чтобы поддержка Сирии обошлась ей как можно дороже. Это лишь один фрагмент мозаики.


Другой – то, что Запад стал воспринимать Владимира Путина как угрозу. Он жесткий, авторитарный лидер, и никто из западных политиков не дотягивает до его уровня в начавшейся большой игре. Естественно, они хотят сбить с него спесь и, возможно, договорились с Саудовской Аравией об увеличении поставок нефти. Это дало желаемый эффект: российская экономика сильно пострадала, поскольку зависит от нефтяного экспорта.


В то же время, на рынке возник определенный дисбаланс между спросом и предложением, который связан с ростом добычи нетрадиционной нефти, в частности, с разработкой сланцевых месторождений в США и битуминозных песков в Канаде. В то же время, пока предложение растет, спрос начинает падать. В последнее десятилетие одним из основных импортеров нефти был Китай – для инфраструктурного развития ему требовалось множество редких материалов – производных нефти, которые использовались в самых разных отраслях. В результате Китай вздул нефтяные цены. Однако сейчас экономический рост в Китае замедлился, что не могло не сказаться на ценах на нефть.


Если сложить все части головоломки, то получается, что нефть упала до уровня исторического среднего значения. Геополитические факторы, как и дисбаланс между спросом и предложением, лишь ускорили тот процесс, который произошел бы в любом случае. Думаю, что в дальнейшем цены на нефть будут колебаться вокруг нынешнего уровня. Если посмотреть статистику за последние 20 лет, то можно убедиться, что 110 долларов за баррель – это слишком много.


– Вы упомянули Китай, который является вторым в мире потребителем нефти после США. Сейчас китайская экономика показывает рост на уровне 7,4 % в год – это исторический минимум за последние 24 года. Повлияет ли это на нефтяные цены, и если да, то каким образом?


– Прежде всего, я не слишком доверяю китайской официальной статистике. Не думаю, что она отражает реальное положение дел в экономике страны. За последние 5 лет Китаю удалось реализовать феноменальные инфраструктурные проекты. В то же время, объем внешних займов превысил 15 триллионов долларов. Соотношение между размерами госдолга и экономики в Китае намного выше, чем даже в США, хотя внешний долг США просто огромен. На фоне проблем с госдолгом в Китае возможно резкое замедление экономического роста и даже масштабный кризис со всеми его атрибутами – городами-призраками, пустыми аэропортами и торговыми центрами.


Повлияет ли это на нефтяные цены? Вполне возможно, особенно если кризисный сценарий будет жестким. За пару лет Китай накопит массу безнадежных долгов. В этом случае он станет потреблять намного меньше сырья во всех отраслях, и это, конечно, отразится на мировом рынке. Параллельно с этим мы наблюдаем замедление экономического роста в Европе, экономика Японии также практически не растет. На фоне укрепления американского доллара это означает, что через год весь мир будет потреблять меньше нефти. При этом Саудовская Аравия и другие страны ОПЕК увеличивают поставки нефти, усиливая дисбаланс между спросом и предложением. То есть цены могут упасть еще ниже. Вряд ли нефть подешевеет сильнее, чем до 30-40 долларов за баррель, но окончательно это станет ясно примерно через год.


– На ваш взгляд, должны ли нефтяные компании в сложившихся условиях сокращать производственные расходы, чтобы снизить порог рентабельности и остаться конкурентоспособными?


– У одних получается снижать себестоимость и развиваться, у других – нет. В США появилось много компаний, которые разрабатываю сланцевые месторождения. Чтобы окупить затраты на добычу сланцевой нефти, ее цена должна составлять от 70 до 100 долларов за баррель. Эти компании получают финансирование за счет «мусорных» облигаций с высокой процентной ставкой, которая вовсе не гарантирует реальных доходов. В скором времени мы увидим, как многие из этих компаний перестанут существовать или, по крайней мере, потеряют в капитализации. Игроки, находящиеся в зоне риска, вынуждены будут в той или иной мере отказываться от малорентабельных проектов, в результате чего поставки сланцевой нефти на рынок будут сокращены.


Важно не то, что объемы добычи снижаются сегодня, а то, что многие проекты будут просто-напросто заморожены. Идеи, которые казались перспективными еще год-два тому назад, сегодня уже не могут быть реализованы в условиях общего спада производства. Кроме того, нефтяная отрасль крайне чувствительна к ценовым изменениям, поэтому в скором времени более слабые игроки просто исчезнут с рынка. Это также приведет к сокращению объемов добычи.


Не следует сбрасывать со счетов и геополитические факторы. Саудовская Аравия и некоторые другие страны – члены ОПЕК готовы будут сократить добычу не тогда, когда цена на нефть достигнет определенного значения, а тогда, когда они поставят точку в своей политической игре. Таким образом, многое будет зависеть от того, как сложатся отношения между США, Европой, Россией, Сирией и Саудовской Аравией. А здесь предсказать что-либо очень сложно. Мы не можем знать наверняка, к чему придут лидеры этих стран, когда, наконец, решат сесть за стол переговоров.


– Всегда очень сложно давать прогнозы по поводу цен на нефть. Тем не менее, какого уровня, по вашему мнению, они достигнут в краткосрочной перспективе – до конца года, и в долгосрочной – скажем, до 2020 года?


– Действительно, непросто предсказать, какими будут цены на нефть в ближайшие полгода или, скажем, в следующем году, поскольку в этой системе очень много элементов. Мы ожидаем забастовок в нефтяной отрасли в США, кроме того, в любой момент может случиться какое-нибудь стихийное бедствие. Все это влияет на цены. Нельзя сказать с уверенностью, какими они будут в краткосрочной перспективе, однако при прочих равных условиях они, скорее всего, зафиксируются на сегодняшнем уровне и не будут существенно меняться.


Если Саудовская Аравия не сократит объемы добычи, в то время как спрос на нефть со стороны Китая, США, Европы и Японии будет оставаться прежним, то было бы странно ожидать резкого роста нефтяных цен. В то же время, ни для кого не станет неожиданностью, если они немного опустятся относительно нынешнего уровня. Сегодня на рынок поставляется больше нефти, чем требуется реальному сектору, предложение превышает спрос на пару миллионов баррелей в день. Отсюда следует, что цена может еще немного упасть.


Джон Рубино – основатель портала DollarCollapse.com, автор нескольких популярных книг, в том числе Clean Money: Picking Winners in the Green Tech Boom («Чистые деньги: недооцененные акции во времена экологического бума»), How to Profit from the Coming Real Estate Bust («Обесценивание недвижимости: как на нем заработать»). В соавторстве с Джеймсом Терком написал книги The Money Bubble: What to Do Before It Pops («Финансовый пузырь: что делать, пока он не лопнул») и The Collapse of the Dollar, Doubleday («Крах доллара»).


Получил степень MBA в сфере финансов в Университете Нью-Йорка. В восьмидесятые работал на Уолл-стрит в качестве валютного трейдера и аналитика, специализируясь на «мусорных» облигациях. В девяностые стал автором популярной колонки в TheStreet.com, также печатался в таких изданиях, как Individual Investor, Online Investor и Consumers Digest. Сейчас регулярно пишет для CFA Magazine.

Читайте также в нашей серии интервью:


 







0 комментариев

Добавить комментарий