Давосский бордель. Интервью Сергея Глазьева.

Редакция News Front обратилась к академику РАН Сергею Глазьеву с просьбой прокомментировать итоги давосского форума.


News Front: Уважаемый Сергей Юрьевич, на днях завершился очередной давосский форум, на котором традиционно собираются олигархи, политики и чиновники из разных стран, объединенные общей верой в либеральную глобализацию. Вот и на этот раз они заклинали друг друга не мешать свободному движению капитала. Российскую делегацию возглавлял первый вице-премьер Игорь Шувалов, который поклялся не вводить никаких валютных ограничений, назвав разговоры об этом сказкой. Что бы Вы могли сказать по этому поводу?


С.Глазьев: Тогда сказкой является китайское, малазийское, индийское, корейское, бразильское экономическое чудо, так как во всех этих быстро растущих странах действуют те или иные формы валютного регулирования и контроля. На соответствующих этапах развития валютные ограничения применяли и европейские страны. Совсем недавно они вновь были введены на Кипре и в Исландии. Возможно вскоре это придется сделать Греции.  Даже в США действуют определенные ограничения на капитальные операции. Там имеется специальная комиссия из представителей спецслужб, которая не так давно не допустила арабские инвестиции в  портовую инфраструктуру. Валютное регулирование и  контроль – это общепринятые в мировой практике методы защиты национальной валютно-финансовой системы от внешних угроз, которые применяются достаточно часто для отражения спекулятивных атак, для предотвращения утечки капитала, для недопущения банкротств и макроэкономической стабилизации во время кризисов.


News Front: Почему же Шувалов хвастается, что вместе с Грефом и Кудриным они убедили президента России отменить валютное регулирование. В чем тут достижение экономической мысли?


С.Глазьев: Это достижение не мысли, а определенных экономических интересов. Отказ от валютного контроля лоббируют представители крупного международного капитала, так как это позволяет им доминировать на национальных финансовых рынках развивающихся и небольших стран, извлекая сверхприбыли на манипулировании ими. Впервые они пролоббировали отказ от валютных ограничений по операциям с ГКО.   Это позволило им раскрутить вместе с российскими денежными властями финансовую пирамиду ГКО и затем вовремя выскочить из нее с многомиллиардными сверхприбылями, обрушив российский финансовый рынок и доведя государство до банкротства. Если бы у них не было возможности бесконтрольно совершать трансграничные спекуляции, то и не было бы финансовой пирамиды ГКО и дефолта 1998 года. С тех пор иностранные спекулянты  доминируют на российском финансовом  рынке, манипулируя им в целях извлечения сверхприбылей. Последствия этих манипуляций мы разгребали в 2007-2008 годах, когда они его вновь обрушили и сбежали вместе с сверхприбылями. Да и нынешний отток капитала, составивший в прошлом году далеко за сотню миллиардов долларов, повлек обрушение курса рубля и очередное обесценение сбережений граждан, которые каждый раз расплачиваются за спекулятивные игры.


News Front: Но ведь считается, что отмена валютного контроля нужна для привлечения иностранных инвестиций?


С.Глазьев: Вопрос каких инвестиций? Для прямых инвестиций, совершаемых в форме капиталовложений в основной капитал, валютный контроль – не помеха. Об этом свидетельствуют факты – лидерами по привлечению прямых иностранных инвестиций являются Китай, Бразилия, Индия, в которых действуют достаточно жесткие нормы валютного контроля. Инвесторам, вкладывающим деньги в производство, важны конкурентные преимущества и стабильность. Им нужно обеспечить свободу вывоза дивидендов и экспортно-импортных операций. Для этого достаточно свободной конвертации рубля по текущим операциям. Другое дело – спекулянты. Именно они требуют отмены валютных ограничений, потому что сверхприбыли они получают на раскачке рынка, вздувании финансовых пирамид и спекулятивных атаках против национальной валюты. Валютное регулирование и контроль затрудняют им это делать, так как направлены на защиту рынка от попыток его дестабилизации. В отсутствие валютного регулирования и контроля  рынок становится игрушкой в руках у спекулянтов, которые постоянно его раскачивают, зарабатывая на дестабилизации и отпугивая прямых инвесторов. В результате доля финансового рынка в финансировании инвестиций в основной капитал у нас составляет всего несколько процентов при гигантских оборотах спекулятивных операций, объем которых превышает ВВП страны. При этом доля иностранных инвестиций еще меньше. А с учетом того, что 85% иностранных инвестиций – это возврат денег российского бизнеса из офшоров, вовсе ничтожна.


News Front: Каков же общий баланс выгод и убытков от отмены валютного контроля, совершенного, как говорит Шувалов, им совместно с другими либерал-реформаторами?


С.Глазьев: Всего отказ от валютного контроля с начала прошлого десятилетия обошелся стране почти в триллион долларов вывезенного капитала, что стало одной из причин провала планов по модернизации экономики, ее переводу на инновационный путь развития и прекращения экономического роста. Если бы эти деньги оставались в стране, то норма накопления составляла бы около 30% ВВП в соответствии с ориентиром, поставленным Президентом в своем программном указе от 7 мая 2012 года. Мы росли бы вдвое быстрее и без потерь бы прошли глобальный кризис 2008 года, также как обошлись бы и без нынешнего валютного кризиса. Объем ВВП был бы в полтора раза больше и жили бы намного лучше.


News Front: Почему же Шувалов так безапелляционно говорит о невозможности введения валютных ограничений? Он не знаком с этими данными и международным опытом?


С.Глазьев: Это ведь Давос. Этот форум изначально создавался как шоу для международного капитала. Своего рода стриптиз-бар, на котором юные реформаторы клялись в верности международному капиталу, соблазняя иностранных инвесторов голыми формами государственного регулирования. Они верят в то, что для привлечения иностранных инвесторов, нужно полностью раздеться – пообещать их не раздражать никакими ограничительными нормами, потакать всем их прихотям. Ну и инвесторы на эти посулы клюют соответствующие – финансовые спекулянты, стремящиеся сорвать сиюминутную прибыль. Для установления серьезных отношений – это не место. Долгосрочные инвесторы заинтересованы не в отмене валютного контроля, а, еще раз подчеркну, – в стабильности. Также как и отечественные товаропроизводители, они заинтересованы в защите национального рынка от всех внешних попыток его дестабилизации, включая спекулятивные атаки. Поэтому они идут не в Россию, а в Китай, Индию, Малайзию, Бразилию. Их даже не отпугивает действующий в последней налог на вывоз капитала.


News Front: Получается, что все эти заклинания о недопустимости введения валютных ограничений – для иностранных спекулянтов?


С.Глазьев: Почему только иностранных? И для себя, любимых. Ведь российские спекулянты работают, в основном, из офшоров, поэтому формально относятся к иностранным. И они быстро научились, как зарабатывать деньги на дестабилизации рынка. И втянули в эти спекуляции денежные власти, убедив их не препятствовать манипуляциям с рынком.  После отмены валютного контроля по операциям с ГКО на один доллар к моменту обрушения пирамиды спекулянты наварили более трех долларов прибыли. Затем вовремя ушли с рынка и, вернувшись после обвала начали скупать 30-кратно подешевевшие активы. Нечто похожее происходит и сейчас. После девальвации рубля активы подешевели для иностранных инвесторов вдвое, плюс рынок изрядно просел, так что можно возвращаться и скупать все по-дешевке и затем вновь вздувать цены, манипулируя рынк#м и строя финансовые пирамиды. Поддержка денежных властей обеспечила нашим спекулянтам около 300 млрд.руб. прибыли в  результате антикризисных мероприятий 2008-2009 годов. И сейчас, валютные спекуляции против рубля совершались ими в огромных масштабах благодаря их кредитованию  Центральным банком, который рефинансировал коммерческие банки, не заботясь о целевом использовании кредитов и не прибегая к валютным ограничениям.


News Front: Что же делать?


С.Глазьев: Не надо слушать, о чем говорят на Давосе. Вы ведь не будете в борделе рассуждать о семейных ценностях? Нужно исходить из того, что валютное регулирование и контроль – это не более чем инструменты макроэкономической политики, которые всегда применялись и будут применяться в случаях необходимости защиты национальных рынков от внешних угроз и для обеспечения макроэкономической стабильности. Не нужно политизировать и идеологизировать эти вопросы. Уверяю Вас, если им будет нужно и США, и ЕС введут любые валютные ограничения для защиты собственных валютно-финансовых систем. Мы это недавно видели в ходе кризиса кипрской финансовой системы. Да и введенные против нас экономические санкции – это тоже форма валютно-финансовых ограничений. Кстати, грубо нарушающая нормы международного права. Так что наше поведение в отношениях с ними в лучшем случае можно сравнить с толстовским «подставь левую щеку, если ударят по правой». Подставляют, правда, не щеки денежных властей, а карманы наших граждан, из которых не устают вытряхивать сбережения и перекачивать их за рубеж. Валютное регулирование и контроль можно сравнить с мерами безопасности в аэропортах. Вы ведь соглашаетесь пройти через рамку, на досмотр багажа и даже на сканирование, чтобы обезопасить себя от террористов? Так и с валютными ограничениями – их нужно использовать при необходимости обезопасить свою финансовую систему от атак, включая санкции, которые являются разновидностью экономического терроризма. К сожалению, сегодня именно такая ситуация. Если мы не прибегнем к валютным ограничениям, западные санкции взорвут нашу финансовую систему.







0 комментариев

Добавить комментарий