Год, когда в России умер либерализм.

Репост.
Когда начинаешь суммировать итоги уходящего 2014 года, начиная с украинских событий в их полном объёме, через «взаимоотношения с нашими западными партнёрами» и заканчивая лютым кризисом валютного рынка в России в декабре, первое, что приходит в голову, — это абсолютный идеологический крах любых либеральных моделей, от политики до экономики.
Год, когда в России умер либерализм.

Я, честно говоря, даже и не предполагал, что такое бывает в столь короткий исторический период времени, но надо отдать должное: суицид, сопряжённый с модным в данной среде coming out, этим людям и их идеям вполне удался.

Русский либерализм мёртв — и это, наверное, самое главное — в народном сознании. По крайней мере, я с трудом представляю любого публичного политика, не отягощённого суицидальным комплексом, который отважится идти на любые выборы любого уровня под лозунгом «я — либерал».

Это не требует никаких дополнительных обоснований — это просто факт.

И поэтому главнейшей задачей любой власти и любого гражданского общества в нашей с вами стране лично мне представляется такая санация последствий периода либерального правления, чтобы этот, простите, «зомбак» не утащил нашу страну, что в политике, что в экономике, в могилу за собой.

Судите сами.

Украинский майдан в России окончательно добил даже малейшую идею сочувствия к «политическому либерализму», прочно ассоциировавшемуся в нашей стране с «болотной демократией».

Я также с трудом представляю любого, пусть даже и «рассерженного», горожанина, который бы хотел, чтобы на центральной площади его города горели покрышки. А малопонятные, пусть даже и самые «светлые и чистые» вооружённые персонажи гадили в его подъезде, хватали за задницу дочь и/или жену в ближайшем магазине, куда она пошла за продуктами, и вообще устраивали в его доме «имущественный революционный передел».

Тут даже и задумываться о том, «так это или не так», не надо: даже без «пропагандистских комментариев» телевизионные и фотографические картинки с несчастной украинской земли были тут вполне себе красноречивыми и впечатляющими. И далеко не один человек в нашей с вами стране, даже самых вольнолюбивых убеждений и даже с украинскими корнями, глядя на это безобразие, возносил к небу «дякую Тобi, Боже, що я москаль».

Но это — ещё ладно.

В международной политике понятие «либерализм» в сознании гражданина России также прочно соотнеслось с его «светлым источником» в лице Цитадели Демократии с Сияющим Городом На Холме: если хотите посмотреть, как сейчас граждане Российской Федерации относятся к «западной политике» вообще и к «американской» в частности, — социологические опросы вам в помощь, я тут просто стыдливо умолкаю. Просто бывают такие ситуации, когда цифры куда красноречивее, чем слова.

Но самое интересное в другом: усилиями наших «внутренних либералов» в «экономическом блоке» и их западных партнёров с «санкциями» — в декабре месяце текущего года математически показала свою полную исчерпанность и особая гордость «либерально-демократического движения», а именно — монетаристская модель экономики.

Ведь, в сущности, что случилось-то?!

А случилась — одна очень простая вещь: мы просто с вами убедились, что все разговоры о «невидимой руке рынка», «настоящих инвестициях», «таргетировании денежной массы» и прочей «борьбе с инфляцией» приводят только к одному. К возможности нынешней экономической модели работать только тогда, когда «экономическая колония» живёт в полном политическом согласии со своей «экономической метрополией».

Всё.

Просто когда у тебя рублёвая денежная масса составляет порядка 60% (очень оптимистические в реальности цифры) к ВВП твоей же страны, то это означает только одно: «дефицит денег» можно покрыть только за счёт «зарубежного кредитования». И — не в рублях. О чём, кстати, открыто и говорят «либеральные экономисты», официально утверждающие, что «настоящие инвестиции бывают только из-за рубежа», имея наглость при этом сохранять российские государственные посты. И более того, имеющие наглость «для сохранности» продолжать отправлять даже в самые критические для национальной экономики времена туда же, «за рубеж», российские государственные деньги. А по-другому эти, специально обученные и выращенные ребята, как выясняется, просто не умеют. И тут вполне понятна их яростная атака на посмевшую кредитоваться без «западного посредничества», сверхнадёжную по всем параметрам, заметьте, и вполне себе государственную «Роснефть».

И мало того, что такая «модель» унизительна и опасна для самого российского государства, она ещё и крайне невыгодна для отечественного бизнеса: взять денег в долг в валютах иных государств означает, что и отдавать ты их будешь тоже, увы, не в рублях. И именно это, а не что-либо иное, есть системная причина «декабрьского валютного кризиса», который с какого-то перепуга наш «экономический блок» начал «лечить таргетированием (сокращением) рублёвой массы» и поднятием «ключевой ставки», что для отечественной экономики сродни рецепту для дистрофика в виде «лечебного голодания», так-то. Да и вообще, как сказал мне один мудрый собеседник из «властных кругов» чуть повыше «правительственного уровня», с которым мы как-то умудрились вместе посмотреть одно из бесчисленных телевизионных ток-шоу под стакан хорошего виски: «если видишь, что кого-то защищает адвокат Макаров, то знай, он берётся за защиту только самых опасных преступников» ©.

Ага.

И вот именно то, что такое понимание уже кое-где имеет место быть, плюс другие более чем позитивные моменты — как те же требования президента по «проектному финансированию» и «ручному управлению» отдельными отраслями, а также иные симптомы, как-то: декларированное на самом высоком уровне импортозамещение, возвращение в отечественную экономику значительной части оффшорных капиталов (один усмановский холдинг чего стоит), да то же признание даже одного из самых упёртых в этом отношении людей — главы правительства Медведева — в гибельности для экономики «ставки в 17%», как и многое, к счастью, другое, показывает одну вещь. Шансы, что «либеральный мертвец» не утащит нас за собой в области экономики, — у нас всё-таки есть.

И довольно серьёзные.

А то, знаете ли, жить хочется. Причём — жить пусть и сложно, но хорошо. И жить — именно в России.

Ибо, понимаете ли, но другой Родины для нас с вами нет.

Чего я нам всем в Новом Году, собственно говоря, и желаю.

А также здоровья, благополучия, терпимости к ошибкам друзей и нетерпимости к гладким словам врагов.

Такие дела.
Анатолий Вассерман (Бородатая политика)






0 комментариев

Добавить комментарий