«Лучше не заработать, чем потерять» - интервью с Иваном Пасковым


Иван Пасков

Изображение

Иван Пасков основал собственную инвестиционную компанию в 2013 году, когда многие брокеры объявляли о сокращениях. В то время как одни сворачивают бизнес и говорят о проблемах с низким уровнем финансовой грамотности в России, другие ищут возможности для развития и предлагают новые услуги. В интервью порталу iLearney Иван рассказал, почему он пришел на российский рынок в такое непростое время, «приживутся» ли на российской почве инвестиционные консультанты и как ему помог многолетний профессиональный опыт в сфере инвестиций в построении успешного бизнеса.

«Ты помнишь, как все начиналось»

Валентина Дрофа (В.Д.): Иван, Вы уже много лет в рынке. Как началась Ваша карьера?

Иван Пасков (И.П.): Начинал с опционов и фьючерсов в компании, которая занималась экспортом и импортом сельскохозяйственной продукции, виноматериалов и агрохимии. Работу совмещал с учебой в академии. Тогда мне и пришла в голову идея создать продукты, которые будут хеджировать валютные риски экспортеров и импортеров. И я начал разрабатывать что-то, похожее на опционы, но не успел их запустить — ушел из этой компании, так как фондовый рынок был для меня интереснее.

В.Д.: Сколько Вам было лет, когда вы пришли на фондовый рынок?

И.П.: 19 или 20 лет.

В.Д.: И что было дальше?

И.П.: Я ушел в другую компанию – World Capital, которая только начинала работать в Москве и имела партнеров в Нью-Йорке. Сын одного из братьев Черных, известных когда-то бизнесменов, был соучредителем этой компании. К тому времени он только вернулся из Нью-Йорка. А второй партнер — человек, который работал трейдером в WorldCo, весьма крупной проп-трейдинговой компании в США.

Изначально в World Capital мы занимались трейдингом на NYSE (Нью-Йоркская Фондовая Биржа – прим. ред.), позже меня отправили в Украину, в Харьков. Там только открылась аффилированная компания, я помогал в наборе персонала, обучении и занимался прочей текущей работой. Спустя примерно год, вернулся обратно в Москву. Здесь я перешел в компанию моего товарища Тимура Турлова (в наст. время генеральный директор ИК «Фридом Финанс» — прим. ред.), с которым познакомился в World Capital. И через 5 месяцев я перекупил его компанию.

В.Д.: Чем занималась компания?

И.П.: Трейдингом, но мы предоставляли и брокерские услуги. Я совмещал и трейдинг, и управление компанией. У меня были свои трейдеры, которые торговали на мои деньги. С нью-йоркской стороны нашим партнером был ныне всем известный Саша Герчик, еще были ребята из Харькова. К тому времени World Capital, в которой я раньше работал, развалилась из-за неправильной политики компании. И ко мне перешли те трейдеры, которых я считал талантливыми.

В.Д.: Звучит очень обнадеживающе. Талантливые трейдеры заработали много денег?

И.П.: Так как это была моя компания, я не прислушивался к советам по поводу риск-менеджмента и в итоге стал брать на себя слишком много рисков. Торговал на свои деньги и, видимо, поэтому не чувствовал опасности. Проект, в конце концов, пришлось закрыть.

В.Д.: Он не оправдал себя?

И.П.: Проект приносил деньги, но мне их было мало. На жизнь хватало, но хотелось большего.

В.Д.: Сколько Вам было лет на тот момент?

И.П.: 25. Дальше я стал заниматься доверительным управлением более крупными суммами, чем те, что были у меня в компании.

В.Д.: Интересно, и какая была самая крупная сумма портфеля?

И.П.: $10 млн. Прибыль, должен сказать, была очень неплохая: учитывая агрессивный стиль торговли, наш квази хедж-фонд давал за месяц +12%. Но это, конечно, были крайне агрессивные сделки. Сейчас я уже на такие вещи не пошел бы, не управляю деньгами активно и против работы с огромными плечами.

В.Д.: Вас подвел риск-менеджмент?

И.П.: Нет (смеется – прим. ред.). Я работал с партнерами, но как только появилась прибыль, они посчитали нужным в одностороннем порядке изменить со мной отношения. Стали изменять условия, и в какой-то момент мы прекратили сотрудничество.

Собственное дело

В.Д.: Давайте поговорим про последние годы Вашей деятельности. Расскажите, как появилась компания GHC?

И.П.: Как я уже говорил, у нас с Тимуром Турловым в 2006-2007 гг. была своя компания. Он всегда пытался убедить меня в необходимости создать классическую инвестиционную компанию; мне же это никогда не было интересно. Я считал, что смогу заработать больше, управляя активами. Я не понимал, зачем давать инвесторам по 15-20% годовых, когда можно брать с рынка намного больше. Да, конечно, спалось плохо по ночам, опасаясь, что где-нибудь в Азиатско-тихоокеанском регионе макростатистика или высказывание какого-нибудь чиновника обвалят рынки, но доходность того стоила.

Однако потом я понял, что набрался неплохого опыта, который может быть полезным и в других сферах инвестиционного процесса. Это стало очевидным, когда я переехал в Казахстан. Именно там мы начали развивать классический инвестиционный бизнес с партнерами. Но затем я решил, что хочу кардинально все изменить, и вернулся назад – в Москву. Так и появилась GHC.

В.Д.: Правильно ли я понимаю, что Вы единственный владелец компании?

И.П.: В GHC я не один, есть партнеры, но у них миноритарные пакеты.

Российского рынка больше нет?

В.Д.: Вы работали в Казахстане, смотрели на Россию и решили вернуться на российский рынок даже в столь непростое время?

И.П.: Почему я пришел именно в это время? Потому что изначально работал на Западных рынках и видел много хороших идей, которых не хватает на российском. И решил какие-то стратегии использовать. Зная состояние рынков на Западе и в России, я понял, что можно создать продукты, которые будут здесь интересны. Ведь на российском рынке сейчас мало идей.

В.Д.: Может, потому что российского финансового рынка нет?

И.П.: Он действительно стал слабее. Но я вижу те продукты, которые будут интересны российским инвесторам и которых еще нет у нас на рынке.

В.Д.: Как Вы смотрите на текущую ситуацию на рынке? В каком состоянии финансовые рынки и брокерский бизнес сейчас?

И.П.: Сейчас на российском рынке сложная ситуация, на мой взгляд. Лично я не стал бы в него инвестировать, по крайней мере, в рынок акций. Не стал бы строить, например, пирамиды РЕПО в облигациях. На этом, кстати, погорели многие в 2008 году, когда даже качественные российские бонды падали по 30-60%.

В.Д.: Сейчас ситуация на рынке критическая? Как Вы считаете, будет дефолт? Повторится ли 2008 год?

И.П.: Не хотелось бы говорить плохих вещей. Но лучше воздержаться от фондового рынка. Пока, по крайней мере. Он может делать все, что хочет, но нам лучше постоять в стороне. Даже если рынок взлетит, ничего страшного – лучше мы не заработаем, чем потеряем.

«Мы хотим, чтобы клиенты с нами работали долгое время»

В.Д.: Если на сегодняшнем фондовом рынке делать нечего, а депозиты — это исключительно сохранение средств, то какие варианты инвестиций есть у GHC?

И.П.: Первое — у нас классические портфельные инвестиции. Есть несколько продуктов, которые выделяются по доходности, стратегиям, надежности. Некоторые составляющие этих продуктов находятся за границей. Мы покупаем различные финансовые инструменты на американских и европейских рынках, добавляем их к российским составляющим и получаем инвестиционные портфели с весьма интересными характеристиками. Такая стратегия дает конечному продукту надежность, например, Аэрофлота или некоторых субсуверенных облигаций, но доходность в 1,5-2 раза выше, причем в долларе США.

Второе — инвестиционные консультанты для каждого. Мы предоставляем индивидуальный подход к каждому клиенту – практика, давно распространенная в Америке.

В США более 60% американцев являются инвесторами. У них культура инвестирования достаточно развита,у большинства семей есть свой консультант, который занимается управлением семейного бюджета. Существуют компании, занимающиеся всеми финансовыми аспектами – от планирования семейного бюджета до доверительного управления, пенсионных накоплений, альтернативных инвестиций и так далее. Мы пытаемся адаптировать эту модель для России.

В.Д.: Как Вы познакомились с этим бизнесом? Жили в США?

И.П.: Нет, в Америке не довелось жить. Но я бываю в Лондоне и не раз общался с людьми из этой индустрии.

В.Д.: Что Вы хотите предложить клиенту в рамках своей компании?

И.П.: На первый взгляд примерно такие же продукты: ДУ, брокерские услуги, позже введем дополнительные решения. В скором времени появятся аффилированные компании, такие как микрофинансовые, пенсионные фонды, страховые компании и так далее.

Моя цель — объединить огромное количество финансовых услуг и решений. Наши клиенты — не только очень обеспеченные люди, но и семьи со средним достатком. Мы считаем, что это довольно эксклюзивное предложение для людей, не интересующихся финансами, но понимающих необходимость управления ими, планирования, распределения. И, конечно, мы понимаем, что нам предстоит большая работа с людьми, с повышением их уровня финансовой грамотности.

В.Д.: Да, финансовая грамотность – это отдельный вопрос. В стране, где рыночной экономике 20 лет, где люди помнят жизнь по талонам, народ только недавно почувствовал деньги и начал их тратить.

И.П.: Да, население, в большинстве своем, только тратит, но не сберегает. И научиться работать со своими бюджетами очень непросто, но такой рынок должен существовать. Нормальная экономика это подразумевает.

В.Д.: Какие задачи Вы ставите перед компанией? Какую команду видите вокруг себя?

И.П.: Моя задача — построить рыночную компанию. Хочу, чтобы к нам могли прийти все — как те, кто хочет инвестировать или просто сохранить свои средства, так и те, кто хочет научиться разумно распределять свои средства, планировать семейный бюджет. Я думаю, придет время, когда люди среднего достатка поймут, что часть личного бюджета должна приносить доход, часть разумно распределяться и тратиться. Также необходимы знания по работе пенсионного фонда, страховых компаний, финансовых рынков. В этом и смогут помочь опытные консультанты, которые могут рассказать о разнообразных стратегиях на рынке (более агрессивных или более безопасных) или просто помогут выбрать пенсионный фонд.

Мои сотрудники — это, в первую очередь, ребята со специальным образованием, которые хотят развиваться в сфере управления активами. Они должны быть настроены на долгосрочное сотрудничество с клиентами. Ведь, по-моему, только такой бизнес имеет право на жизнь и на вложение сил, потенциала и денег.

Спорт для успешного бизнеса

В.Д.: Есть ли место спорту в Вашей жизни?

И.П.: Да, было дело, в молодости занимался тайским боксом, даже медаль с грамотой имеются (смеется – прим. ред.). В соревнованиях иногда участвовал — на первенстве Украины например (когда был в командировке в Харькове). Сейчас периодически тренируюсь, времени катастрофически не хватает.

Второй вид спорта – бразильское джиу-джитсу – открыл для себя несколько лет назад – когда приехал в Казахстан, и нахожу его весьма интересным. В свое время тренер даже намекал об участии в чемпионате Казахстана, но если здраво рассуждать, профессионально в спорт идти слишком поздно, но «для себя» занимаюсь, опять же проблема во времени.

В.Д.: Помогает ли спорт и активный образ жизни в работе?

И.П.: Безусловно, спорт помогает, он закаляет, учит дисциплине, работе на результат, развивает командный дух, а может и напротив, помочь расслабиться после напряженного трудового дня. Здесь главное понять, речь идет о занятиях борьбой или плаванием например.

Интервью подготовлено порталом iLearney.com






0 комментариев

Добавить комментарий