Про деньги, инфляцию и мировую экономику

Привет всем!


Ни для кого не секрет, что делеверидж в американской экономике, спровоцированный кризисом на рынке недвижимости США в 2008 году, потребовал нетривиальных действий со стороны монетарных властей.

После 2008 года ФРС попал в классическую «ловушки ликвидности», когда политика нулевых процентных ставок (ZIRP) более не оказывала значимого влияния на экономику. Решили заняться скупкой долгосрочных гособлигаций на баланс регулятора (QE). Широко известная доктрина, согласно которой политика расширения балансового счета монетарного регулятора будет оставаться эффективной при крайне низких значениях процентных ставок, является теорией “количественного смягчения” (“quantitative easing”), которую впервые на практике применил Банк Японии в 2001-2006 гг.

*К началу 2000-х годов уровень процентных ставок в Японии приблизился вплотную к нулевому рубежу, но страна никак не могла побороть дефляцию. В то время главный идеолог монетаризма Милтон Фридман в условиях невозможности дальнейшего монетарного расширения через понижение процентных ставок Банком Японии предложением регулятору начать скупку долгосрочных государственных облигаций и предоставлять системе деньги повышенной мощности (служащие для кредитной экспансии) до тех пор, пока закачка этими деньгами не приведет к расширению экономики. Фридман соглашался с тем, что рост денежной базы (в это понятие он вкладывал “деньги повышенной мощности”) обязательно приведет к росту расходов, а это предотвратит развитие дефляционного сценария.

Неоклассики, во главе с монетаристами, считают, что даже в ситуации ловушки ликвидности, сверхмягкая аккомодационная политика сможет простимулировать спрос в экономике через эффект роста денежной массы. Здесь важно понять, что монетаристы в первую очередь направили усилия на недопущение сжатия денежного предложения. Такой вывод во многом основан на изучении опыта Великой Депрессии 1930-х. Среди экономистов существуют некоторые разногласия по поводу того, действительно ли падение предложения денег было основной причиной снижения национального продукта в течение 1930-1933 гг., но все согласны с тем, что сильное снижение уровня цен в этот период (почти на 1/3) явилось результатом резкого сокращения денежной массы. Поэтому так боятся дефляции. Бен Бернанке вслед за своим кумиром Фридманом уверен, что Великую депрессию можно было предотвратить, насытив денежную систему избыточной ликвидностью… Этим и сегодня занимаются.

Задача ФРС состоит не в обеспечении роста экономики, а в обеспечении ценовой стабильности при максимальном уровне занятости.

Понятие «ловушки ликвидности» ввел представитель неоклассического направления Ирвинг Фишер.

Фишер также создал «уравнение обмена» M*V = P*Q, описывающее взаимосвязь денежной массы (M), скорости обращения денег (V, velocity of money), уровня цен в экономике (P) и объема производства продукции (Q). Одним из показателей состояния экономики является скорость обращения денег velocity of money.

Сегодня средняя скорость, с которой денежная единица тратится на покупку отечественных товаров и услуг в США, находится на минимумах за последние 50 лет.

Экономика страны, где частота обращения денег выше, чем в других странах, продолжает развиваться в рамках бизнес-цикла и вероятно имеет более высокий уровень инфляции.

Оборачиваемость денег в США замедляется с 1990-х годов, что в целом говорит о замедлении экономической активности.


velocity
* красным выделены периоды рецессий в США (по данным NBER)

На графике хорошо видно, что скорость обращения денег замедляется во время рецессии. Несмотря на то, что официальная статистика нам говорит о том, что США сегодня не в рецессии, velocity of money продолжает сокращаться. Это один из показателей дефляционного давления на экономику.

Дефляция — это риск, и даже сверхмягкой аккомодативной политики Феда может не быть недостаточно для достижения желаемого эффекта. К примеру, сегодня четко начинают прослеживаться дисбалансы между ценами на активы и экономическими индикаторами — дивергенция в тренде инфляционных ожиданий и рынка акций становится очевидной.

us breakeven

В то время как S&P 500 с начала года вырос на 15%, закрепившись выше 1600 пунктов, инфляционные ожидания, которые измеряются брекевен уровнем по 10-летним US Treasures, упали до 2,1% — уровня годовой давности.

Темпы роста инфляции замедляются по всему миру (особенно по странам G-10) и сегодня реально стоит задуматься над тем, как избежать дефляционных рисков.
inflation


Я вообще сомневаюсь, что до сентября Фед решится на сворачивание QE, но вербальные интервенции, конечно, удались — S&P 500 начал сдуваться.

B вот еще один неплохой график — состояние бизнес-цикла (расчет через компоненты ISM).

5

Источник: Bloomberg







0 комментариев

Добавить комментарий